Мэр Сухума: жилье российским гражданам можно продавать

Экономика 01 марта 2016, 00:33
572
0

Тема продажи жилья российским гражданам по-прежнему остается в Абхазии одной из самых острых, о своей точке зрения по этому вопросу рассказал глава администрации Сухума Адгур Харазия.

– Адгур Рафетович, тема продажи жилья россиянам в Абхазии обсуждается давно. В обществе существуют различные мнения по этому вопросу. Кто-то за продажу, кто-то против. Меня интересует ваше мнение по этой теме, мнение главы нашей столицы.

– Я считаю жилье можно продавать, но должно быть несколько условий. Первое – это должно стать отраслью экономики. Нужно строить только на определенных государством местах, а не так, чтобы кто захотел на всей территории Абхазии имел право продавать. Необходимо выбрать определенные территории и на этих территориях продавать. Продажей жилья должны заниматься в виде государственно-частного партнерства, где участие государства должно быть не менее 50 процентов. Иначе нет смысла этим заниматься. Потому что прибыль будет уходить частникам и никакого экономического эффекта от продажи жилья не будет. Ведь продажа жилья у нас не должна стать самоцелью. Когда государство строит дома и продает, тогда маржа большая. Недвижимость является одним из самых доходных бизнесов, и эта маржа будет уходить государству. Я за то, чтобы отрасль развивалась, но нужно не просто продавать, а чтобы строительный бизнес стал отраслью экономики.

– А в чем еще вы видите положительный эффект от продажи жилья?

– Продажа жилья россиянам позволит государству поддерживать тех, кто не может купить себе жилье. Оно сможет строить социальное жилье или предусматривать его в строящемся доме. Можно предусмотреть определенное количество квартир для молодых семей,  инвалидов войны или очередников.

Продажа квартир
Пипия: нельзя политизировать продажу недвижимости иностранцам
– Где, на ваш взгляд, можно продавать жилье? На всей территории республики, только в городах или только за их территорией?

– В моем представлении это должна быть прибрежная зона до 500 метров. При этом сам берег моря не должен продаваться, он должен быть общим для всех. В основном покупатель хочет иметь жилье на берегу моря, для того чтобы отдыхать, лечиться. Мы знаем, что море выделяет йод. Все это положительно влияет на организм человека. С учетом этого мы можем продавать жилье в прибрежной зоне. В селах продажу жилья считаю категорически неправильной, потому что это разрушит быт нашего народа. Этот быт, мировоззрение позволяет сохраниться  нам как нации. Поэтому разрешить в селах продажу недвижимости нельзя.

– Мы говорим о продаже жилья россиянам. Означает ли это, что купить жилье в Абхазии сможет как гражданин России или Венесуэлы, так и гражданин Грузии?

– Государство должно учитывать некоторые моменты. Те, кто воевал против нас, они не имеют право покупать. Государство располагает документами, архивом. До тех пор пока Грузия будет находиться с нами в состоянии войны, вообще этот вопрос не может стоять. Если мы откроем дорогу такому процессу, то это может вызвать нежелательные последствия. Ведь почему народ против продажи жилья? В основном из-за этого. Боятся возвращения людей, которые воевали против нас. Известно, что 90 процентов из тех, которые жили здесь, принимали участие в войне: кто-то автомат держал, кто-то еду готовил, кто-то укрывал грузинских гвардейцев. Были и те, которые были против войны, выступали против нее. Есть люди, которые с оружием в руках были на нашей стороне, защищали Абхазию. Поэтому мы не можем одним махом всех исключить, при этом нужно фильтровать, а это может только государство.

Поэтому все, кто выступает за продажу жилья, должны понимать эту ситуацию. Понимать, что мы не хотим, чтобы наши дети тоже воевали. Грузия пока не идет на подписание мирного договора, поэтому нет оснований поднимать вопрос, чтобы жители Грузии покупали жилье в Абхазии. Сегодня это исключается. Все остальные, независимо от того, где он родился, в Венесуэле или России, должны иметь право покупать.

Недвижимость
Трапизонян: народ готов к принятию закона о продаже жилья россиянам
– Есть ли разница в том, какое жилье можно продавать россиянам, первичное или вторичное?

– Я в этом разницы не вижу. Для меня важно, чтобы это было на определенных территориях. Первичное или вторичное — это неважно, потому что у кого есть старое жилье, он может договориться с инвестором, а тот у него купит его. Они снесут его и построят новое, и оно станет первичным. Какая разница? Мы просто создадим еще один путь к махинациям.

– Нужно ли квотировать количество сделок при продаже жилья россиянам?

– Мы должны понимать, что во всем мире частное право выше любого другого права. Оно позволяет развивать экономику. Без частного права очень сложно развивать экономику. Нам нужно хорошо изучать мировой опыт. В Израиле, к примеру, землю не продают, но квартиры продают. В Европе существуют квоты. В любой европейской стране в год люди могут купить энное количество жилья, не более этого. То есть они знают, сколько государство может принять. Эти квоты нам тоже надо предусмотреть в обязательном порядке. Допустим, в этом году приезжает жить сюда тысяча семей. Это примерно три тысячи человек: муж, жена и ребенок. Можем ли мы обеспечить их, допустим, энергетикой, питанием, инфраструктурой? Здесь масса вопросов возникает. Вы видите даже сегодня то население, которое мы имеем, оно не обеспечено необходимым количеством электроэнергии, у нас отключение идет постоянное. Не предусмотрев все эти вопросы, просто строить жилье недопустимо. Это все взаимосвязано. Это конечный продукт — продажа жилья. Ведь до этого надо все подготовить. В любом месте, где жилье строится, в России или еще где-то, сначала строится инфраструктура, а только потом дома. Поэтому прежде чем говорить о продаже, необходимо решить все эти вопросы.


Показать комментарии

Читайте также: