Общество

Чиновники не заинтересованы в создании негативного образа коррупционера

Сегодня в России противодействие коррупции проводится по Национальной стратегии, которую президент РФ Владимир Путин утвердил в 2018 году. Срок ее заканчивается в конце этого года. И сейчас уже можно подвести некоторые итоги.

Рассматривать всю стратегию – дело хлопотное, поэтому редакция решила взять только тот пункт, который имеет прямое отношение к СМИ. Согласно документу, с 2018 года необходимо было реализовать комплекс мероприятий, направленных на качественное повышение эффективности деятельности пресс-служб федеральных государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления по информированию общественности о результатах работы соответствующих органов, подразделений и должностных лиц по профилактике коррупционных и иных нарушений. При этом доложить о результатах исполнения необходимо было до 1 мая 2019 года.

Формулировка подразумевает, что пресс-служба государственного органа должна наладить взаимодействие со СМИ, которые бы показывали работу, направленную на профилактику коррупционных и иных нарушений. Но как показывает практика, СМИ — это не интересно, а представители пресс-служб не хотят специально муссировать эту тему и таким образом создавать негативный образ чиновника-коррупционера.

На юге России и в частности в Ростовской области главным идеологическим борцом с коррупцией является профессор кафедры процессуального права ЮРИУ РАНХиГС, руководитель научно-учебного центра противодействия коррупции Института права и национальной безопасности РАНХиГС при Президенте России (г. Москва) Сергей Воронцов.

Эксперт периодически выступает перед государственными служащими и в своих эмоциональных, интересных и поучительных мероприятиях, простым языком объясняет, чем может обернуться даже незначительное правонарушение.

При этом Воронцов приводит жизненные примеры, которых у него бессчётное количество – ранее он работал в УФСБ России по Ростовской области и разоблачение коррупционеров, и их поимка была основой его работы.

И если юге России хоть и со скрипом, но налажена идеологическая и профилактическая работа, то просветительская – явно тормозит. И это явление присуще не отдельно взятому региону, а всей России.

Гуру по просветительской работе можно назвать только одного человека – генерал-майора ФСБ в запасе Александра Михайлова. Именно он может дать объективный комментарий, ведь в 1989 году возглавил первую в СССР пресс-службу органов госбезопасности, в 1993 стал начальником ЦОС ФСБ, а в 1998 – начал руководить управлением информации МВД.

«Пресс-службы создавались для прямого диалога между властью, обществом и СМИ. Без такого постоянного диалога с партиями, движениями, общественными организациями сложно сформировать образ ведомства открытого, но при этом отвечающего на самые сложные запросы не через экран, и без суфлера. Конечно важно постоянно присутствовать в СМИ, потому что пресс служба — это рабочий политический орган. Так было в начале пути. Ой, как сложно приходилось силовикам под градом критики демократов и наших заокеанских провокаторов. Особенно когда СМИ были под их влиянием. Но прямой диалог делал чудеса. Удалось сломать лед недоверия. Важно было постоянно находиться в зоне повышенной турбулентности, в очагах социального возбуждения, в местах острых и не предсказуемых событий. Война и катастрофы, митинги и массовые беспорядки… Праздники и будни.  Только так!

Но со сменой поколений менялась информационная политика. Это теперь так называется. Не умеешь, не хочешь, не знаешь, меняй политику приспосабливая ее под бездельников, неучей и лоботрясов. Хорошо сидеть в тепле и сбрасывать в СМИ (о работе с общественностью вообще уже речь не идет!) текущую тягомотину, которую и переварить то они не всегда могут. Но, как показала практика, не информационная политика менялась, просто ответственные не знают, что это такое. Теперь пресс-служба для себя устанавливает правила игры и закрепляет внутренними приказами. А начальники редко понимают что-то в информационной политики и многое просто доверяют свои пресс-службам».

Со слов Михайлова, сотрудники пресс-служб должны быть креативными, доступными, подвижными, уметь общаться со СМИ и народом.

«Сегодня пресс-служба не имеет понимания как взаимодействовать с обществом, как решать задачи формирования образа своего ведомства. Сейчас работники усвоили принцип: а что измениться, если умолчать или не дать разъяснение? Ничего. Ведомство продолжит свою деятельность. Поэтому серьезно рассчитывать, что пресс-службы будут взаимодействовать со СМИ в сфере противодействия коррупции – просто смешно».  

Генерал отмечает, что сегодня пресс-службы не влияют на повестку, не формируют образ, не генерируют какие-то идеи.

Примером может служить ЧП в Норильске, где в реку вылился мазут.

«Руководители пресс-службы завода, мэра, губернатора, МЧС должны были постоянно с места события рассказывать, как спасают природу, какие применяются меры по локализации ЧП, задействовать все источники распространения информации.  Но где они? Их нет, они сидят тихо».

По мнению Михайлова, пресс-службы сегодня превратились в чиновников, которые исправно получают зарплату, отчитываются перед министром.

«Они не могут простым языком объяснить людям проблему, нет активных действий, хотя сейчас столько источников информации, которые всегда под рукой у гражданина. И если они не могут разъяснить простые вещи, то говорить о борьбе с коррупцией – явно не получится».

При этом собеседник издания отметил, что сейчас разрушена связь между властью и народом, которых должна соединять как раз-таки пресс-служба.  

По мнению Михайлова, примером хорошей работы является деятельность официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, которая ответственно подходит к выполнению своих обязанностей.

«Да ее критикуют и это есть свидетельство того, что она работает».  

Отметим, что в 2019 году в российские суды было направлено почти 6,5 тысяч уголовных дел по даче и получению взяток, мошенничеству, присвоению и растрате. Перед судом предстали 752 сотрудника МВД, 181 сотрудник ФСИН, 84 сотрудника ФССП, 51 сотрудник МЧС, 34 сотрудника ФТС, 27 сотрудников СКР, девять сотрудников прокуратуры, 476 представителей органов местного самоуправления. Среди обвиняемых оказались 308 лиц с особым порядком уголовного судопроизводства, в том числе 120 глав муниципальных образований, 50 адвокатов и шесть судей.

По мнению профессора Сергея Воронцова, основными причинами экономических преступлений выступают алчность чиновников, а уже потом отсутствие должного контроля за реализацией запрета на работу государственных чиновников, находящихся в родственных отношениях, слабость правовых норм, регулирующих ответственность за непринятие служащими мер по предотвращению конфликта интересов, неоправданно малое внимание этической, моральной составляющей проблемы, смутное представление у части чиновников о сущности коррупции, ее современных формах и эффективных методах борьбы с ней.

Эксперты отмечают, что для борьбы с коррупцией необходимо ужесточить законодательство, где будет увеличен срок лишения свободы коррупционеров. Причем, чиновники более высокого ранга, те кто давал присягу, должны понести более строгое наказание, чем рядовые служащие. Также необходимо введение пожизненного запрета на замещение любых должностей государственной, государственно-гражданской, муниципальной служб для лиц, осужденных за коррупционные преступления.

Помимо этого, необходимо повысить эффективность антикоррупционного просвещения, направленного на реализацию системы мер по формированию в обществе нетерпимости к коррупционному поведению.

Об авторе

Администрация сайта Южная Служба Новостей
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий