Знакомый голос

Спорт 15 апреля 2017, 16:05
515
0

Тридцать лет подряд ростовский журналист ведет радиопрограммы на городском стадионе.

Да, в июле 1985 года я впервые представил составы футбольных команд на ростовском стадионе «Ростсельмаш» (впоследствии он переименован в «Олимп-2») . Меня «выпустили на замену» известного донского радиожурналиста Эдуарда Беренца по его же просьбе. Эксперимент прошел удачно, поэтому в течение нескольких месяцев я был дублером старшего коллеги. Кстати, с легкой руки Эдуарда Беренца я стал совмещать работу диктора с работой футбольного комментатора на Ростовском областном телевидении и радио. Мой дебют на местном телевидении мог произойти еще в студенческие годы. Студент - журналист отчаянно хотел попробовать себя в роли комментатора. Однако обжегся при общении с партийными чиновниками. Футбол в советские времена особенно внимательно курировали партийные органы, поэтому и телевизионные комментаторы, по мнению отдельных партийных начальников, должны быть членами КПСС. В студии Ростовского телевидения меня прослушали, предложив экспромтом провести телерепортаж одного из футбольных матчей чемпионата СССР. Мой комментаторский уровень экзаменаторов устроил. Но у меня было два недостатка. Во-первых, слишком молодой комментатор, а, во-вторых, не являлся членом партии. А вот диктором на стадионе мог работать и беспартийный.

Дикторами на ростовских стадионах СКА и «Ростсельмаш» в семидесятые - восьмидесятые годы прошлого века работали два Эдуарда - Красиловец и Беренц. У каждого из них была своя манера вещания: у одного хорошо поставленный командирский голос с украинским акцентом, а другой придерживался более мягкого произношения с большими паузами между слов.

Разумеется, для диктора важен голос, а точнее его тембр. Плюс преломление голоса через микрофон при усилении громкости звука. Например, вряд ли смогли бы работать дикторами на спортивных сооружениях известные советские телекомментаторы Николай Озеров, Владимир Маслаченко, Евгений Майоров, Георгий Саркисьянц. Они, как говорится, работали в другом жанре. Ну не было в их голосах «величественной нотки». А вот известные советские киноактеры Александр Хвыля (дед Мороз из киносказки «Морозко») и Роман Филиппов (гость из Колымы в кинокомедии « Бриллиантовая рука») при желании могли дать образцы классических дикторов. Их голоса были бы услышаны огромной зрительской аудиторией на любом стадионе в СССР. Кстати, специальных учебных заведений, которые бы готовили дикторов для работы на крупных спортивных сооружениях, тогда не было. Как правило, многие мои коллеги-самоучки или в лучшем случае - выпускники театральных вузов-училищ.

Когда горит красная кнопка

Мои коллеги - журналисты иногда берут у меня интервью и обязательно задают один и тот же вопрос: а часто вы ошибались, работая с микрофоном на большую зрительскую аудиторию? Или расскажите о самой курьезной ошибке, которая прошла в прямом эфире с вашей помощью. Мне приходиться их разочаровывать. Конечно, за тридцать лет были мелкие технические оговорки, но серьезных ошибок не было. Наверное, не только в Ростове-на-Дону, но и в других российских городах дикторские кабины на стадионах обеспечены далеко не самым последним техническим оборудованием. Ну, нет у меня, например, монитора с видео - магнитофоном для повторов игровых моментов. И иной раз мучительно определяешь автора забитого мяча при скоплении футболистов в штрафной площади у ворот, а объявлять фамилию автора гола нужно по возможности оперативно. Вот и приходиться пользоваться услугами добровольных информаторов, а порой и звонить одному из руководителей команды, забившей мяч в чужие ворота. Получается «коллективное творчество». Кстати, работает диктор не сам по себе, а в тесном контакте со звукооператором и оператором компьютерной графики, который обслуживает электронное табло. А теперь об одном забавном случае.

В начале девяностых годов была у нас традиция - отмечать всей мини-командой радиоцентра окончание чемпионата сразу после завершения последнего календарного матча. И вот в начале второго тайма заключительной игры сезона мы начали активно обсуждать меню предстоящего междусобойчика. Оператор-связист говорит: «Надо сразу брать две бутылки водки и закуски больше, чтобы потом не бегать».- «Две бутылки водки много,- начинает спорить его коллега дядя Коля,- Давайте возьмем бутылку коньяка и бутылку водки, а бежать все равно придется». Я в разговоре участия не принимаю, но обращаю внимание на довольно странное поведение болельщиков, места которых расположены под дикторской кабиной. Они как по команде притихли. Вижу, что по рядам бежит и размахивает руками директор стадиона. Может, случилось что-то, подумал я и громко во весь голос добавил: «Конечно, надо брать три бутылки и горячую закуску». После моих этих слов на директора стадиона было больно смотреть. Он двумя руками схватился за голову и перестал двигаться в сторону дикторской кабины. А зрители с верхних ярусов западной трибуны стали горячо скандировать: « Бе-ри-те три бу-тыл-ки!» Судья в поле на несколько секунд остановился у боковой бровки и стал внимательно слушать кричалку для любителей русского застолья, видимо, желая по умолчанию разделить призыв болельщиков. И в это мгновение холодный пот пробил меня, когда я понял, что забыл отключить красную кнопку на микрофоне «громкая связь». Тучи нависли над нами , но на наше счастье капитан ростовчан в самом конце матча ударом с дальней дистанции поразил ворота московских армейцев. Радости зрителей и руководства ростовского клуба не было предела. Все нас поняли и оргвыводов в конце чемпионата не последовало...

Легко сказать, но сделать трудноЛьянов

Работать диктором на стадионе может при желании любой человек. Главное, чтобы у него не было явных или скрытых дефектов дикции. Взял несколько уроков у логопеда по технике речи и давай объявляй составы играющих команд да авторов забитых мячей. Все так, но есть одна важная деталь. Ты должен знать тот вид спорта, который представляешь с помощью микрофона. И звучание твоего голоса должно понравиться зрителям. А они часто настроены очень консервативно. Я редко пропускаю матчи чемпионата России по футболу среди команд премьер-лиги. Кода это случается, оперативно раздается телефонный звонок от друзей: «Ты где был и кто тебя заменял?» Дело здесь не в мании величия с моей стороны, хотя добрые слова всем приятны, а в том, что к дикторскому звуковому фону зрители долго привыкают. Вспоминаю забавный эпизод из моей дикторской молодости. Легендарным директором стадиона «Ростсельмаш» в шестидесятые-восьмидесятые годы был Александр Афанасьевич Аздариди - дядя Саша в кругу самых близких друзей и знакомых. Он в свое время играл вратарем в составе ростовского «Динамо». Сегодня его назвали бы ведущим кризисным менеджером . Вопросы он решал глобальные в кратчайшие сроки и до мелочей не всегда доходил. Мы однажды поспорили с ним о важности работы диктора на стадионе накануне ответственного футбольного матча чемпионата СССР. «Слушай, любой справится с твоей работой»,- с традиционным кавказским акцентом утверждал директор.- «Ну, вот вы и попробуйте»- «Не хуже тебя все сделаю. Только будь рядом со мной для подстраховки». На том и порешили. На следующий день в гости к «Ростсельмашу» приехало махачкалинское «Динамо» в сопровождении трех автобусов с болельщиками из Дагестана. Гостям выделили отдельный сектор на восточной трибуне, и они начали горячо поддерживать свою команду еще до начала матча. Минут за десять до выхода футболистов на поле Александр Афанасьевич взял микрофон в руки и, увеличив свой кавказский акцент, вероятно от волнения, в раз пять, выдал: « Ми сегодня принимаем «Ды-на-мо» из Махачкалы». После этой фразы раздался оглушительный рев со стороны ростовских болельщиков и бурные аплодисменты со стороны гостей из Дагестана. Затем новоиспеченный диктор, видимо, по инерции добавил: «Будьте здоровы, дорогие! Ми должны вийграть ». - «Бери свой микрофон. У меня и без этого дел хватает». Так Александр Афанасьевич, с которым я поддерживал теплые отношения до его последних дней, благословил меня на долгую работу диктором на стадионе «Ростсельмаш» - «Олимп-2».

Звуки музыки на стадионе

Работа диктора довольно консервативная. Импровизации она почти не допускает. Есть заранее подготовленный текст, и читай его в нужный момент. И вот весной восемьдесят шестого года я, получив поддержку от председателя спортклуба «Ростсельмаш» Сергея Михайловича Айвазова, провел необычный для того времени эксперимент. Когда по ходу футбольного матча возникали небольшие остановки в игре, мы со звукооператором заполняли их музыкальными паузами. А я кратко комментировал удачные действия любого игрока независимо от клубной принадлежности. Например, после красивого и надежного броска голкипера из команды хозяев поля я быстро объявлял: «Ворота «Ростсельмаша» защищает Станислав Руденко!». Но и гостей не обходил вниманием: «Точный пас автору забитого мяча отдал защитник московского «Локомотива» Сергей Горлукович!». В перерыве одного из таких матчей меня пригласил на разговор известный советский судья из Москвы Иван Лукьянов, который много лет инспектировал игры чемпионата СССР. «Это вы здорово придумали, и зрителям нравятся дикторские комментарии под ритмичную музыку,- сначала одобрил нашу затею мэтр судейского корпуса.- Но регламент чемпионата не позволяет устраивать такие номера в течение игры, а вот экспресс- интервью с тренерами и отдельными футболистами во время перерыва - блестящая ваша находка».

Да, я брал радиоинтервью, два-три вопроса, у «действующих лиц и исполнителей». А приглашал участников матча в дикторскую кабину сразу после окончания первого тайма. Болельщики получали прямо на стадионе ответы на самые актуальные вопросы и по конкретной игре, и по состоянию дел в команде. Моими гостями по ходу чемпионата были тренеры Валерий Синау, Юрий Шикунов, Энвер Юлгушов, тогда еще футболисты Сергей Андреев, Сергей Балахнин, Геннадий Степушкин, Иван Лях, Александр Тихонов...

Говорят, что инициатива наказуема, но без нее еще хуже. Уже давно на хоккейных матчах звучат музыкальные заставки и на футбольных стадионах публику развлекают шоумены.

Вспоминаю, как на одном из матчей в конце девяностых годов мой коллега - диктор владикавказского стадиона «Центральный» практически вел прямой радиорепортаж для всех зрителей. Правда, с явной симпатией в пользу хозяев поля. А я лет десять спустя реализовал проект под кодовым названием «Диктор и комментатор в одном лице». Минут за пять до начала футбольного матча я представлял составы команд и судейскую бригаду. Затем бежал на противоположный сектор западной трибуны и уже в комментаторской кабине вел прямой репортаж для местной телекомпании. В мое отсутствие меня подменял запасной диктор, который озвучивал авторов забитых мячей и произведенные замены. Однако во время перерыва я вновь возвращался на старое рабочее место и делал нужные объявления. Во втором тайме вновь работал для телевидения, но после финального свистка арбитра успевал опять уже в роли диктора попрощаться со зрителями.

Диктор превращается в шоумена

Все помнят каверзный вопрос сотрудника милиции об участии в самодеятельности главного героя бессмертной кинокомедии «Бриллиантовая рука». Моим «театральным» прошлым тоже несколько раз интересовались руководителя ростовского футбольного клуба. Особенно памятны два случая. Первый произошел в 2003 году в мартовский день открытия очередного чемпионата России. По замыслу режиссера-постановщика праздника, посвященного открытию нового чемпионата, диктор стадиона на время превращался в шоумена. При полном аншлаге на трибунах нужно было выйти с микрофоном к центральному кругу еще не зеленого поля и провести начало столь торжественного мероприятия. И вот я выхожу в сопровождении тогдашнего президента ФК «Ростов» Ивана Саввиди и живой легенды советского и ростовского футбола Виктора Понедельника. «Пожалуйста, объявите Понедельника так, чтобы все зрители пришли в экстаз,- сурово предлагает мне Иван Игнатьевич. - «Я постараюсь...». От волнения я едва не разломал микрофон и все-таки сумел начать говорить с большими паузами в стиле Левитана: « Мы приветствуем единственного ростовского футболиста, завоевавшего Кубок Европы по футболу, заслуженного мастера спорта СССР...». Оглушительный рев болельщиков минут пять был слышан далеко за пределами стадиона. А во втором случае я вновь неожиданно оказался в роли ведущего на импровизированной сцене в центре поля. Было это в день торжественных проводов на тренерскую работу великолепного нападающего «Ростсельмаша» - «Ростова» Александра Маслова. Вот тогда я поменял торжественный левитановский тембр в голосе на динамично-эмоциональный комментарий в стиле Николая Озерова. Заранее подготовленного текста не было, поэтому мне пришлось импровизировать, правда, соблюдая очередность выступлений больших начальников. Содержанием «третьего тайма» все остались довольны: от зрителей до виновника немного печального праздника.

В матчах чемпионата России по футболу на ростовском стадионе я часто объявляю состав хозяев поля вместе с болельщиками: «Номер первый Стипе...!» А дальше весь стадион одновременно скандирует: «Плетикоса!» Когда после победы «Ростова» в финале Кубка России, я брал интервью у игрока сборной России Артема Дзюбы, он сразу узнал меня.

«Вы так эмоционально представляете наших футболистов, что каждый из них узнает вас по голосу»,- обрадовал меня Дзюба.

Да, работа с микрофоном помогла мне познакомиться с замечательными тренерами (Леомарк Невядомский, Александр Панов, Игорь Турчин, Владимир Максимов, Александр Тарасиков, Анатолий Полосин, Валерий Синау, Юрий Шикунов, Миодраг Божович) и выдающимися спортсменами (Анзор Кавазашвили, Сергей Андреев, Наталья Морскова, Наталья Цыганкова, Александр Погорелов, Людмила Турищева, Алексей Еськов, Зинаида Турчина).

Конечно, спортивный комментарий на телевидении и радиоэфир диктора на крупных спортивных сооружениях - два разных направления в работе двух разных специалистов, но я рад, что мне за тридцать лет удалось сыграть «две такие непохожие роли». Впрочем, две партии для одного голоса продолжаются...

 


Независимый онлайн-проект для публикации жалоб граждан Показать комментарии

Читайте также: