Возобновятся ли торговые коридоры по Абхазии и Южной Осетии?

Закавказье 23 мая 2018, 14:41
669
0

Россия и Грузия в ходе предстоящих 24 мая переговоров в Праге обсудят формирование рабочей группы по исполнению соглашения «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами». Соглашение предусматривает создание так называемых торговых коридоров из России в Грузию через Абхазию и Южную Осетию.

Это стало возможно после того, как Россия подписала со швейцарской компанией SGS специальный контракт о мониторинге швейцарскими наблюдателями движения грузов. Наблюдатели обеспечат мониторинг грузов по обеим сторонам входов в таможенные коридоры, со стороны России и Грузии, но за пределами Абхазии и Южной Осетии. Функции мониторинга сугубо информационные, таможенным досмотром компания-посредник заниматься не будет.

Соглашение «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами» было подписано еще в 2011 году, соглашение носило «технический» характер. Оно открывало России дорогу в ВТО, но не изменило сложившейся политической конъюнктуры. Тогда ни у Москвы, ни у Тбилиси не было активного стремления реализовать соглашения.

В политическом смысле ситуация не изменилась после 2011 года. Зураб Абашидзе уже заявил, что грузинская сторона не будет рассматривать возможность участия в процессах абхазской и осетинской сторон.  Но транзит невозможен без согласия Сухума и Цхинвала, а скорее всего, только с их деятельным участием и финансовой заинтересованностью.

Передвижение грузов по самим коридорам, это передвижение по территориям этих двух республик, и естественно, в соответствии с их законодательством. И здесь возникает много вопросов. Статус этих грузов в таможенном и налоговом пространстве РА и РЮО? Статус и права владельцев и операторов, обеспечивающих провоз грузов по торговым коридорам? Отдельный вопрос будет статус и права резидентов Грузии, которые в любом качестве передвигаются по территориям Абхазии и Южной Осетии с этими грузами.

Все это вопросы внутренней регуляции, но трудно представить, как весь этот механизм в целом может быть выстроен без контактов между сторонами-участниками, Россией, Грузией и швейцарской компанией-оператором с одной стороны и Абхазией и Южной Осетией — с другой.

С одной стороны, в Грузии давно оформилась стратегия по активизации интеграционных процессов с бывшими автономиями. В таком случае, что может быть лучше для этого, чем восстановление автомобильного сообщения. С другой стороны, эта грузинская стратегия подразумевает сотрудничество только на двухторонней основе и желательно с закрытым внешним (российским) периметром этих границ. И здесь категорическое расхождение с реальностью — эти границы открыты, и есть теоретическая возможность активизации взаимодействия только в формате «открыто все».

Это самый проблемный узел будущего диалога о конкретике создания торговых коридоров. Российская сторона будет стараться привлечь Сухум и Цхинвал, это практичнее и результативнее. Грузинская — стараться продемонстрировать уважение этим проектом к своим идеологическим постулатам. Стороны будут говорить о разном, поэтому это будет сложный разговор.

Между тем,  основной выгодополучатель транзита — Армения, для которой важность сухопутной связи с Россией трудно переоценить. Нужно время, чтобы понять, может быть формирование рабочей группы связано с некими изменениями российской политики на армянском направлении, но стоит помнить: Москва склонна менять устаревшие алгоритмы взаимоотношений со своими партнерами по постсоветскому пространству всегда под влиянием острых внутриполитических кризисов в этих странах. Армения как раз переживает такой острый момент.

Сейчас мы видим одну внешнюю сторону, которая однозначно будет заинтересована в транзите - это Армения. Мы видим пока нейтральное, но возможно, в дальнейшем более заинтересованное стремление Москвы к реализации соглашения о транзите. И мы видим в целом отрицательное отношение в Грузии. К вопросам политики и идеологии добавляется интересный культурологический нюанс. Современная Грузия — это государство, внешние коммуникации которого обращены преимущественно на запад и восток. Но не на север и на юг. Все новые инфраструктурные проекты дорожного строительства,  транзита энергоносителей, железная дорога Баку — Тбилиси — Карс проходят именно по такой диагонали. Времена, когда жизнь обеспечивали коммуникации Север — Юг давно прошли, их уже не очень помнят, и у современной Грузии в них и нет потребности. Хотя, если бы сегодня эти дороги работали, то западные и центральные области этой страны не были бы депрессивными тупиками. Все это относится и к приграничным районам Абхазии и Южной Осетии.

В Абхазии тоже привыкли жить в тупике и почти в полной изоляции. И любой инфраструктурный проект здесь будет преодолевать серьезное давление архаизирующегося общественного мнения. Но для такой маленькой страны, у которой нет внутреннего рынка  только трафик людей и грузов, как эти возможности создает въездной туризм, поможет компенсировать низкую демографическую емкость собственного рынка и запустить хотя бы самые элементарные рыночные механизмы.

Учитывая низкий интерес и в значительной степени неприятие к проекту торговых коридоров там, где они собственно должны быть проложены, маловероятно, что нынешний раунд приведет к началу практической реализации проекта. Но сторонам надо помнить, что значение функционирующих дорог между пространствами, в которых производится тот или иной товар и в которых он находит свой рынок сбыта, очень высоко.


Если есть проблема, о которой Вы хотите сообщить, отправьте жалобу на сайт Zadolbalo.net. Показать комментарии

Читайте также: