Украину закрывают

Общество 15 апреля 2017, 16:04
332

Писатель и политолог Кирилл Бенедиктов — о том, как миллиардер Сорос пытается построить на Украине «открытое общество».

Хакеры из «Киберберкута» — известные (хотя одновременно и анонимные) борцы с киевской хунтой в интернет-пространстве — взломали сервера администрации президента Украины. И выложили в Сеть весьма любопытные документы: фрагменты переписки означенного президента с международным финансистом, сделавшим свое состояние на крупных финансовых спекуляциях, Джорджем Соросом. Об этом пишет «Известия».

Собственно, письмо там всего одно — адресованное Соросом как Порошенко, так и Яценюку. В письме этом финансист настойчиво предлагает «своим дорогим друзьям» как можно скорее принять ряд мер, которые смогут спасти находящуюся в «тяжелом положении» украинскую экономику.

Самым интересным в этом документе является, пожалуй, краткое описание усилий, которые предпринимал Сорос, чтобы убедить влиятельных персон в брюссельской бюрократической иерархии расширить пакет финансовой помощи Киеву. Увы, с сожалением констатирует Сорос, я не добился особенного успеха, «хотя комментарии президента Туска и Юнкера были обнадеживающими».

Даже директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, которая, как пишет Сорос, «более других поддерживает мои аргументы», разделяет общую для правящих европейских кругов точку зрения: украинское правительство действует несогласованно и не демонстрирует искренней приверженности радикальным реформам. «Это представляет опасность для концепции «новой» Украины, которая блестяще противопоставлялась «старой» Украине с ее тотальной коррупцией и неэффективным правительством».

Далее Сорос объясняет, что должны сделать киевские власти, чтобы убедить европейских спонсоров, от которых зависит увеличение финансовой помощи (15 млрд, которые планируется выделить сейчас, по мнению Сороса, совершенно недостаточно). Реформы следует проводить по типу «большого взрыва» (это, по всей видимости, эвфемизм для обозначения старого термина «шоковая терапия»).

С административным контролем над экономикой должно быть покончено, после чего «экономика будет двигаться к рыночным ценам скорее быстро, чем постепенно». В то же время должен быть принят более сбалансированный бюджет со «значительными сокращениями». В первую очередь, это касается «Нафтогаза», но также и некоторых министерств (Сорос с удовлетворением замечает, что, «к счастью», кроме местных министров, в правительстве есть и «три новых украинца» — по-видимому, надеясь, что американка Яресько, литовец Абромавичус и грузин Квиташвили будут менее восприимчивы к эндемичному для Украины вирусу коррупции).

Эти министры, пишет Сорос, могут сократить численность своих ведомств, а за счет этого поднять зарплату оставшимся сотрудникам. Подразумевается, что подобный шаг вынудит чиновников отказаться от взяточничества и кумовства.

Такую наивность можно было бы еще простить какому-нибудь гарвардскому профессору-протестанту, воспитанному в кальвинистских представлениях о трудовой этике. Но кого-кого, а Джорджа Сороса трудно заподозрить в незнании постсоветских реалий. Он одним из первых — еще в 1987 году — начал работать в доверчиво раскрывшемся навстречу Западу Советском Союзе.

Цели у его проекта «Культурная инициатива», по крайней мере, на уровне деклараций, были вполне достойные: создать внутри «архаичной» советской экономики образцово-показательный рыночный сектор, мультивалютную систему особых экономических зон и полюсов роста для эволюционной модернизации хозяйственной системы СССР и ее интеграции в мировую экономику. Вполне возможно даже, что подобный путь оказался бы менее разрушительным для страны, чем ельцинско-чубайсовская шоковая терапия. Более того: мы видим, что технология «проращивания» элементов капиталистического уклада в условиях социалистической экономики в ряде случаев себя вполне оправдывает (достаточно взглянуть на Китай).

Но реформировать советскую экономику у Сороса не получилось (да и не могло получиться, учитывая крайне незначительные средства, инвестируемые в «Культурную инициативу» — всего что-то около $25 млн), зато внедрить в позднесоветское общество целую сеть агентов влияния получилось даже слишком хорошо. Поэтому в чем-чем, а в наивности матерого валютного спекулянта обвинять было бы неразумно.

Но зачем же тогда Сорос, по выражению братьев Стругацких, «напрасно тратит цветы своей селезенки», убеждая Порошенко и Яценюка в том, что нужно приложить еще немного усилий — и «новая Украина», свободная от паутины коррупции, поднимется из праха Украины старой?

На этот вопрос есть как минимум два ответа.

Один из них заключается в том, что Сорос почти наверняка имеет определенный интерес в глобальных финансовых процессах, разворачивающихся вокруг Украины (главным из которых, безусловно, остается процесс реструктуризации внешнего долга страны, превышающего 40 миллиардов долларов США). Определенных подвижек на этом направлении стоит ожидать в связи со встречей «большой семерки» (G7), которая пройдет в Баварии 6–7 июня.

Но в рамках подготовки к саммиту уже состоялась встреча министров финансов и глав центробанков «семерки», которые пообещали Киеву свою поддержку в вопросе реструктуризации долгов. В этой встрече, помимо министров финансов, принимала участие и упомянутая в письме Сороса Кристин Лагард. Если 15 млрд долгов, которые хочет «реструктуризировать» Киев (в них, кстати, входят и 3 млрд, которые Москва одалживала еще правительству Януковича), все-таки будут «прощены», Сорос сможет приписать эту заслугу себе. И, очевидно, не за спасибо. Однако это личные финансовые дела старого спекулянта, и гадать, прибавится ли денег в его кармане от того, что Киеву разрешат не платить по векселям, мы не станем.

Гораздо интереснее другой сюжет, изложенный в другом документе, также выложенном «Киберберкутом» в сеть и озаглавленном «Краткосрочная и среднесрочная всеобъемлющая стратегия для новой Украины». Любопытно, что документ этот подписан: «Джордж Сорос, самоназначенный защитник новой Украины» и датирован 12 марта 2015 года.

Из этого документа можно без особого труда выделить ключевые пункты стратегии, которой руководствовались режиссеры Майдана в конце 2013 года. Мы привыкли считать, что переворот на Украине, приход к власти хунты, разгул антирусской пропаганды — всё это делалось для того, чтобы превратить Украину в укрепрайон НАТО, в предполье для большой войны с Россией. В этом, безусловно, есть смысл: американские противоракеты в пятидесяти километрах от Белгорода многократно снижают вероятность ответного удара РФ в случае «горячего конфликта». Но не делают его невозможным, и в этом вся штука.

Настоящая война с Россией, война на уничтожение, с применением ядерного оружия — это все-таки крайний вариант, и не думаю, что люди, принимающие решения, его всерьез рассматривают. Разумеется, стратегическое ослабление России входило в их планы — но не обязательно для нанесения ракетно-ядерного удара.

А вот построить у границ России процветающее славянское государство с очень сходной культурной и цивилизационной базой — но функционирующее в рамках западной либеральной демократии и, естественно, интегрированное в западную схему управления, то есть входящее хоть тушкой, хоть чучелком, в ЕС, — эта идея представлялась политическим и социальным инженерам, создававшим майдан, очень привлекательной.

Именно на эту задачу и были потрачены миллиарды, ушедшие, по признанию Виктории Нуланд, на подготовку Майдана.

И, конечно, именно об этом говорит (пишет) Сорос: «Напротив, работающая демократия на Украине, которая сумеет реформировать экономику даже в условиях российской агрессии сможет обратить путинскую версию событий в ложь, которую не скроет никакая пропаганда. Всё больше и больше русских захотят следовать примеру Украины».

Однако, как показали события последнего года, из этой красивой схемы ничего путного не выходит. Демократия на Украине не работает, экономику реформировать не удается, средства, выделяемые международными организациями и друзьями киевской хунты, утекают в черную дыру.

Надежды на то, что накачанная западными деньгами «новая Украина» воссияет — пусть даже на краткое время, как «воссияла» несколько лет назад Грузия, куда Сорос, по слухам, все-таки вкладывал свои деньги, — оказываются тщетными.

Впрочем, воинственный президент Грузии ныне назначен на пост главы одесской областной администрации — так что, возможно, не всё еще потеряно и для Украины. Быть может, и там появятся не берущие взяток гаишники и стеклянные стены в полицейских участках — то, чем так гордился Саакашвили. Хотя бывший протеже Сороса (о роли которого в «революции роз», приведшей к власти Мишико, написано немало интересного) в итоге не оправдал ожиданий своего «творца». «Он был революционным лидером, который сначала искоренил коррупцию, но, в конечном счете, превратил ее в госмонополию», — отзывался о нем Сорос совсем недавно в статье «Спасите новую Украину!»

Каким «незлым тихим словом» помянет престарелый финансовый магнат своих нынешних киевских корреспондентов после того, как проект «новой Украины» будет окончательно закрыт.


Обсуждение