Украина позаимствовала свой гимн из польского репертуара

Колумнистика 11 октября 2018, 12:00

Александр Нетёсов

712
0

Известный русский военачальник периода Гражданской войны 1918 - 1922 годов, глава Вооружённых сил Юга России генерал-лейтенант Антон Деникин, характеризуя внутриполитическую ситуацию, сложившуюся в юго-западных губерниях бывшей Российской империи, в своём фундаментальном пятитомном труде «Очерки русской смуты» подметил: «Украинство - эталон бахвальства и местечковой ограниченности, не видящей ничего дальше канавы своего хутора».

Скептицизм белогвардейского главкома, прямо заявившего, что «ни о каком украинском независимом государстве не может быть и речи», стал понятен и актуален уже в наши дни. Суждения генерала  Деникина о деятелях «украинства», которые, по его мнению, «считают, что государство - это село, что они могут его построить, будто огород вскопать после пляшки горилки», сразу приходят на ум, когда напрямую соприкасаешься с реалиями двадцатичетырёхлетнего существования нынешней «незалежной».

Особенностью «украинства» является давно укоренившаяся привычка жить «на халяву» за счёт подачек извне и по указке забугорных доброжелателей. Привычка эта впиталась в кровь и плоть всех сторон государственного быта современной Украины и её правящих кругов во главе с крикливыми лидерами-попрошайками.

Что говорить, если даже её символы - с чужого плеча и скроены по чужим лекалам. Взять хотя бы гимн «Ще не вмерла Украини».

Это музыкальное произведение - не что иное, как римейк (плагиат-перепев) польского происхождения. Его прототипом является гимн соседней Польши под названием «Ещё Польска не сгинела», известный ранее как адаптированный к ритму мазурки «Марш Домбровского» или «Песни польских легионов в Италии».

В бывшей Речи Посполитой (Польше) сегодня не любят вспоминать те далёкие времена, когда поляки-легионеры предпочитали защищать свою государственность (утраченную в 1796-м и восстановленную в 1918 году) не у себя дома, а почему-то далеко за пределами отечества (в Германии, Италии, Испании, Португалии и даже посреди заморских колониальных владений Франции). Похоже, роль военно-политического презерватива, выпадавшая ранее на долю Польши во взаимоотношениях Запада с Россией, теперь вместе с гимном досталась по наследству Украине.

Нелишне вспомнить обстоятельства, при которых появилось на свет главное музыкальное произведение нынешней Украины, и тогда всё станет ясно. Автором текста, впервые опубликованного в № 4 львовского журнала «Мета» за 1863 год, был местный краевед-этнограф, а по совместительству и поэт Павел Чубинский. Спустя два года, в 1865 году, там же появились и ноты, написанные священником, композитором Михаилом Вербицким. В общем-то, ничего оригинального, если не принимать в расчёт происходившие тогда бурные события.

Не сумев совладать с Россией в период Восточной войны 1853 - 1856 годов, коалиция западно-европейских государств во главе с Англией и Францией попыталась в очередной раз низвергнуть нашу страну до уровня второстепенной державы, воспользовавшись вооружённым восстанием польской шляхты (дворянства) в царстве Польском (территориально относившемся к западным губерниям Российской империи).

Восстание было инспирировано англо-французскими спецслужбами вкупе с эмигрантскими кругами польской аристократии. Протекало оно под лозунгом восстановления независимости Польши. Но на самом деле шляхта бунтовала против мер, предпринятых русским правительством в пореформенные 60-е годы XIX века, в частности, против освобождения крестьян от крепостной зависимости и выделения им земельного фонда. Иначе говоря, польское дворянство мечтало о своей государственной свободе, но при этом посягало на чужую.

Кроме того, звучали лозунги вернуть «Забранный край» (территории современных Беларуси, Украины и стран Балтии). Но польские мятежники и их забугорные хозяева просчитались. Простой люд царства Польского и прочих западных губерний, ощутив на себе благоприятные плоды реформ Александра II, не только не поддержал бузотёров, но и, помогая русским войскам, пошёл с вилами и кольями уже на своих панов.

Начальник штаба 15-й пехотной дивизии полковник Е. Соколов в своём донесении от 5 мая 1863 года отметил следующее: «Крестьяне, где только можно, высказывают свою преданность Государю Императору и, сколько от них зависит, способствуют к подавлению мятежа; в одно Могилёвское уездное полицейское управление ими доставлено до 80 человек разного звания людей, пойманных в лесах и на дорогах, из числа которых, хотя и не все, но многие находились в шайках мятежников и впоследствии отстали или отделились. Крестьянами также предоставлено более 30 помещиков, которые, как они утверждают, доставляли продовольствие шайкам или внушали крестьянам не повиноваться русскому правительству, признать над собою владычество Польши и по другим обстоятельствам навлекли на себя их подозрение».

Естественно, поляки попытались разжечь пламя вооружённой борьбы не только делом, но и словом. С помощью, так называемой пятой колонны. Тем более, что в это время наблюдается всячески инспирируемое и навязываемое извне использование повстанцами и лицами им сочувствующими «Марша Домбровского» как символа шляхетского сопротивления. В то же время наблюдаются попытки отдельных отрядов польских террористов проникнуть во внутренние губернии Российской империи и даже на Кавказ, где местными сепаратистами подготавливалась для них соответствующая «почва».

Именно в таком ракурсе следует рассматривать появление музыкального детища творческого тандема Чубинского - Вербицкого. Правда, их потуги тогда никто из соотечественников не то чтобы не оценил, но даже не заметил. А тем более простой люд, который тогда решительно не согласился с тем, чтобы у него «трещали чубы»,«когда паны дерутся», а тем более - паны чужеземные.


Показать комментарии

Читайте также: