У каждого города должен быть свой Жванецкий

Общество 07 января 2019, 14:50

Светлана Лукьянчикова

486
0

У  каждого  ростовчанина свой Ростов. Каждый район  города  имеет свое  лицо, свои правила, свои  словечки и  даже   свой  стиль одежды. Но,  все ростовчане  -  и  нахичеванцы, и  жители Западного, и новоселы   Ливенцовки, и  старожилы  Сельмаша – сходны   в одном:  они безумно  любят   свой  город. И поверьте, говорю  как  ростовчанка  в  первом  поколении, - не   влюбиться   в  этот  город  невозможно.  Как я завидую коренным  ростовчанам, которые   могут   сказать -  вот сюда  я пробирался  рвать  абрикосы, а  вот  здесь моя  мама   встретила   ростовского  хулигана, моего  будущего  папу,  а на  террасе  этого  дома   моя  бабушка  пила  чай и  читала  романы. Истории о  том  Ростове, который  я  уже  не  застала,  я  готова  слушать   часами. Благо,  их  есть кому  рассказывать. Коренная  ростовчанка  Лера  Байкеева -  ходячий  кладезь   баек  о  Ростове  и  его жителях.

Каждому  городу – своего  Жванецкого!

Скажу, может  несколько  пафосно, но  честно. Как у  Одессы   есть   ее  писатель -  Михаил Жванецкий, так и  у  Ростова есть  свой  автор -  это  Байкеева.  Как  градоначальник  Байков   превратил  ростов  в   столичный  город, так  Байкеева, благодаря  своим  байкам,  сделала  Ростов  узнаваемым  литературным  образом.  Герои  байкеевских баек  не  всегда  трезвы,  не  всегда  отличаются    высокой  образованностью, и  не   всегда  говорят    литературным  языком, но  они   всегда  настолько  искренни и  неожиданны  в  своих  поступках, что   запоминаются  надолго.

Полдень. Июль. Ростов. Будённовский.

В едва видной тени возле остановочного комплекса в сторону Военведа лежит мужчина в майке, трико и сандалях с одним носком. Судя по синим наколкам на предплечьях - мужчина с историей... Спит сладко, ручки-ножки конфетками, головкой на пакете с пойлом.

На остановочном комплексе масса крепких тёток с сумарями, сетками, баулами. Редкая тётка осуждающе не смотрит в сторону спящего. Видно по взглядам - если не каждая, то через одну такого навидалась в собственной семье...

Его друг, такой же мужчина с историей, стоит рядом. Периодически, ловя осуждающие взгляды тёток, он монотонно пинает спящего в сандали и хрипло, громко, чтоб все слышали, взывает:

- Виктор!!! Встань! Ты меня позоришь!!!

- Лера,  для  чего  ты  стала  писать эти  байки?

- Лет   25-30  назад  я    стала  замечать, что  Ростов  уходит. Кто-то уехал,  кто-то умер,  кто-то  занялся  какой-то другой  деятельностью. Появилось целое  поколение ростовчан, которое  в  своем  городе  мало что  понимает. Не  то чтобы  не знает, а именно   -  не  понимает.  Байки  рассчитаны  на  лучшее  понимание  моего  родного  города. Я  даже  хотела  книгу   издать,  и  ходила  к   местным  бизнесменам  с этим  проектом – но   как-то  не  сложилось. Меня  выручил  интернет -   большинство  моих баек  я   публикую  на  своей  странице, но  в  последнее  время   моими  подписчиками  вновь поднят вопрос  о  печати книги. Люди  спрашивают -  где  купить книгу,  хотим  подарить друзьям, хотим  показать детям. Даже предлагали   кинуть клич, собрать денег  и    напечатать  «наши книги». Люди всерьез  считают  их   своими  книгами, причем  не  только  ростовчане.

- Ну,  есть же  краундфандинговые  платформы, где    собирают  деньги  на  всякие  проекты…

- Есть, но   я    считаю, что  у  наших российских  издательств  должна  быть не  только коммерческая  составляющая, но  еще и  какие-то  миссионерские  функции. Почему  бы не  взять на  себя  такую миссию -  печатать книги о  городах России. Жванецкого – об Одессе, Байкееву -  о  Ростове, уверена, что и других   харизматичных  городов  есть свои бытописатели.  Каждому  городу -  своего Жванецкого! Если  Михаил  Михайлович  возражать не  будет,  превратить  фамилию Жванецкого  в  синоним  «городского  летописца». А у  вас  есть   свой  Жванецкий?  Да.   Нашего  Жванецкого   зовут  Миша  Кац, к  примеру, а  у нас  Жванецкий – женщина, и ее  зовут  Байкеева.

Город-харизмат

- Лера, какой  он -  твой  Ростов, который   уходит?

- Был Ростов  теплый, южный, горький, дымный, пдвыпивший, похмеляющийся, гуляющий, влюбляющийся.  Шутки   у  ростовчан  всегда были  очень живые. Но  со  временем  стало  все  меняться. Ростов  всегда  был   городом  с  фантастической, невероятной  харизмой. У  меня   есть стихи  про  города, где  я   описывала    лица  городов.

- А  у Ростова-на-Дону   -  профиль  чеканный,

- Взгляд  искрит  спод  козырька, то тверез, то  пьяный,

- Улыбка -  на  миллион, козырей – немеряно,

- Он -  босяк-аристократ, что  девками  проверено!

- Вот  такой   Ростов -  был, а сейчас – я  с  горечью  вижу, что лицо  его  стирают  очень   усердно. Сохранились еще   чисто  ростовские  районы -   Берберовка, Мадояновка, Нахаловка,  Нахичевань, Александровка, Портовая.  В основном -  старый  город, даже поселок  Орджоникидзе -  тоже  старый   город.  Совсем  не   ростовские -  Суворовский, Стройгородок, Военвед, и другие   «синтетические»   жилые    массивы, -  продолжает   собеседница. -  Ростов  теряет  свою  харизму. Мы  еще  остаемся   в   ряду  харизматичных мест,  потому  что не  вымерло  наше  поколение, еще живы  наши родители  и  те, кто  постарше -   вот   они-то и  держат   харизму  Ростова. Молодым   уже очень сложно  ее даже  понять, они просто другие, им  нужны  другие  города.

- Лера, ну ты  ж сама  уехала  в  Москву  из  Ростова..

- Так я ж не  от хорошей  жизни уехала.  Я ж  не сидела  и  не  думала, куда  бы  мне  вырваться  отсюда?  Мне  было здесь  хорошо. Но! Я -  киносценарист.  А в  Ростове  не   снимают  кино, и  никогда снимать  не  будут -  кто бы   мне  что  ни  рассказывал. Потому  что  для  кинопроизводства  нужна  развитая  инфраструктура,  а  ее   здесь  в    принципе  нет, едрить –шкондрить!

Едрить-шкондрить

- Стоп, Лера, вопрос  сам   собой напросился.  Ты  так  изящно  работаешь с  матерным  языком, что  тебе  все  прощаешь.

- Я  люблю этот  язык.  Его и  Александр  Сергеевич   любил  употреблять,  и Сергей Александрович, и  Александр  Александрович¸ и  Борис  Леонидович. Русские  великие  женщины, включая   Анну  Андреевну  и  Фаину  Георгиевну. Поэтому  в  будущей  книге   баек  о Ростове  будет  мат. Потому  что  это часть нашей  жизни, часть нашей  культуры. Более  того,  изящество  моего   мата  заключается   в том, что  я  на  каждую «ё.  твою ….»  знаю   минимум   50  синонимов.  Вот один  из них.

Где-то 80-й год... Зима... Пригородный поезд. Бухие уроды в количестве 4х штук матерятся в тамбуре. Мы с подругой курили и не успели свалить. В самый ТОТ момент в тамбур спокойно входит Мужчина лет 50-ти с сигаретой. Мгновенно оценивает... Рукой приглашает нас с Лёлькой выйти... В открытую дверь видим, как Мужчина  крутит уродов мордами в заплёванный пол со словами: Вашей бы матушке, юноша, быть поразборчивей... и не крутить... романа с первым попавшимся брадобреем...

- Вот почему-то навсегда запомнила... И очень  часто замещаю этим изящным оборотом и "ё……ь" и другие пожелания. А  есть  еще   едрить-шкондрить.

Где  он, этот читатель-дегенерат?

Сразу же  скажем, что  байки  выйдут    целым  циклом. Валерия  не  хочет, чтобы  байки  были  толстой пафосной  книгой, которую, как  она  говорит, «в  купе  на  пузе  не удержишь. «Байки»  должны  быть  такими,  чтобы  можно  было   их  сунуть куда-нибудь  в карман  рюкзака и  почитать  где-нибудь   в  хорошем месте  в приятной  компании. Байки будут  по-настоящему  авторской  книгой -  вплоть  до  иллюстраций от    Валерии же  Байкеевой. Герои     байкеевских  историй -    родители,    родные, соседи,   друзья, знакомые. Все, кого  можно     спокойно  назвать -  ростовчане.  Если  ваше  детство, юность, зрелость  и  последующие  годы  проходили  в   районе  стадиона  Динамо и  проспекта  Ворошиловского, то  вполне  возможно вы  узнаете  себя  в  ее  героях и  героинях.

Гонорар  автору  за издание  книги  платить никто  не  собирается

- Да  бог  с ним, с гонораром, - говорит наша    ростовская  «Жванецкий»,  -   хоть  бы  уж  книжку   в  приличном  виде  издали.  Попыталась    пробить  еще  книгу  своих стихов  -  уперлись:  «Наш читатель  стихи не  читает».  И где ж они  взяли  этого  дегенератного  читателя,    читающего  только  спортивные  издания, и  то  через  раз? Поэтому стихи  войдут в  книгу  баек,  думаю  разбавить  ими    повествование.  И  еще раз говорю -  это будет книга   о Ростове и  не  только  о нем.  Это  будет книга  о  городах нашего  детства.  Есть популярная  песня   у  Анжелики  Варум -  «ах, как  хочется  вернуться  в  городок».  Вот  такой   городок  был у  нас у  всех,  и  у  москвичей, и  у  ростовчан, и  у   челябинцев, и  у  красноярцев.  

Пиво-раки во дворе на Крепостном, в маленьком, душистом розами палисадничке...

По дорожке ходит дочка хозяев, пятилетняя поклонница Пугачёвой. Знает все её песни и сама себе, куклам и собаке их постоянно басом поёт...

Случайно прислушалась:

- Амуры на часаааах сломали, СУКИ, стрелыыыы...

К  ростовским  байкам автор   обещает еще добавить  истории  о  Питере и  о Москве.

 

 

 


Показать комментарии

Читайте также: