Северный Кавказ

Стань карачаевским узденём хотя бы на час

В горах Карачаево-Черкесии на берегу реки Аликовки, которая пополняется Медовыми водопадами, расположился уникальный туристический комплекс с одноименным названием. Здесь гостям предлагают совершить путешествие во времени и почувствовать себя настоящими горцами и за один день стать джигитами — телохранителями карачаевского князя.

— Существует предание, что свое имя водопады получили из-за большого количества диких пчел. Они селились в пещерах здешних гор, и меда было так много, что во время дождей вода в местных ручьях и речках становилась сладкой от меда, — рассказывает инициатор этнографического проекта Мусса Боташев.

Впрочем, если верить легенде, то в соседнем водопаде тогда должен быть жемчуг, так как он называется Жемчужный. Другие водопады носят более приземленные названия: Скрытный и Шумный. Все вместе они сливаются в стремительную речку Аликовка, на крутом берегу которой разместилось этнографическая деревня «Карачаевское подворье»: сторожевая башня, несколько деревянных домов, плетеные загоны для домашней скотины и ремесленные мастерские.

— Во время путешествий по Финляндии и Украине я побывал в нескольких деревнях и хуторах, — продолжает Мусса Боташев, — где местные жители живут по «преданьям старины глубокой» и воссоздали быт своих предков. Они ходят в старинных костюмах, не пользуются электричеством и собственными руками делают уникальные вещи, которые охотно покупают туристы.  Тогда я и решил, что когда-нибудь построю подобный комплекс у себя на родине.

Кстати, на подходе к хоздвору нас встречает терпкий запах, знакомый всем животноводам. Что поделаешь, ведь тут обитают несколько барашков, козы, кролики, индюшки, ишак и поджарый конь местной породы, а на склоне горы пасутся лошади.

— Для нас принципиально важно, чтобы селение максимально соответствовало той исторической эпохе времен Екатерины Великой и Александра I. Чтобы все могли познакомиться с богатейшей культурой и традициями горских народов, — рассказывает смотритель этнографического селения Мусса Дудов. — Вот, к примеру, обратите внимание на крыши домов, они, как и в древности, засыпаны дерном и на них растет трава, цветы и кустарники. В старину карачаевцы насыпали земляные крыши, чтобы не только сэкономить стройматериалы, но, и чтобы в домах было прохладно.

В деревянном доме, сложенном из сосны, несмотря на 40-градусную жару действительно довольно прохладно. В одной из построек разместился музей карачаевского быта. На стенах — пилы, коромысла, серпы, прочая сельскохозяйственная утварь и копии старинных фотографий карачаевцев. Сама комната спланирована и обставлена так, как это было 20 лет назад — с коврами, детскими колыбельками, оружием, кухонной медной посудой и кувшинами для воды. На ветрине под стеклом выставлены подлинные кинжалы времен Кавказской войны.

— Это так называемые черные кинжалы, предназначенные для повседневной работы и войны, парадное оружие — шашки с дорогими ножнами, украшенные чеканкой и серебром с драгоценными камнями, хранятся всегда отдельно. Как правило, такое оружие висело на стене, чтобы подчеркнуть статус хозяина, а черный кинжал всегда носили с собой. Горец без оружия даже из дома не выходил, — рассказывает Мусса Дудов.

Впрочем, кроме всем известных кинжалов местные горцы с десятилетнего возраста обязательно имели специальный карачаевский нож бычак. Он подвешивался на пояс с левой стороны. Еще к кинжалу (их, кстати, ковали чаще всего в Дагестане) полагался маленький нож — кезлик, длиной 4 — 7 сантиметров, который предназначался для еды, бритья и мелких работ. Часто ножны для кинжала и ножа были совместные.

— В отличие от казаков, шашки у нас принято носить за спиной, — говорит смотритель этнографического подворья, — поэтому на саблях нет темляка, который необходим для рубки кавалеристу.

Так, за разговорами мы переодеваемся. Поскольку мы решили побывать в образе узденей –свободных, вольных людей благородного сословия на Кавказе, то нам предлагают надеть шелковую рубаху, подпоясаться наборным пояском со всеми атрибутами горца. Потом облачаемся в шерстяную черкеску с газырями, кожаные сапоги и папаху. В таком одеянии при 40 градусах плюса с непривычки пот течет градом.

Спасаясь от жары, пытаюсь снять папаху, но не тут-то было — мужчине на Кавказе нельзя без головного убора. Наверное, этим обстоятельством и продиктована мода на прическу а-ла Котовский. Пытаюсь шутить и говорю Муссе: что же делать, если все горцы — усатые, а я нет. Отпускать бороду?

— На Кавказе усы тоже являются своеобразным индикатором. Безусые не могут сказать старшим, что хотят жениться, а когда юноша отпускает усы, тогда родителям становится ясно, что сын хочет завести семью, — говорит Дудов.

Впрочем, чтобы создать семью, одного желания мало. Нужно, прежде всего, быть зажиточным человеком, чтобы заплатить выкуп (калым) за невесту. Поэтому и женятся карачаевцы, как правило, в зрелом возрасте, около 40 лет.

После небольшого экскурса в социальную жизнь горского общества идем седлать коней. Седла тоже горские, то есть, без обязательной для казаков высокой передней луки, металлического кольца, на которое кавалерист опирается рукой во время конной рубки. К ней же можно и придеть поводья коня, чтобы освободить руки для стрельбы из винтовки на скаку.

Кони карачаевской породы тоже сильно отличаются от буденновцев, чистокровных верховых и ахалтекинцев. Они ниже ростом, зато очень энергичные, с крепкой грудью, спиной и крупом. Короткие и широко поставленные ноги делают их устойчивыми. Карачаевский конь несет на себе до 100 килограммов груза с суточным переход по горам 25 — 30 километров.

— Эта порода выведена нашими предками более чем сто лет тому назад. Карачаевские лошади прекрасно передвигаются по крутым горам и ущельям. А в 1998 году кони карачаевской породы в составе альпинисткой экспедиции покорили Эльбрус, — рассказал коневод.

Лихо запрыгнув в седло, Мусса Дудов показал, на что способен скакун, которым управляет сильная и твердая рука. Конь гарцевал и становился на дыбы. После чего всадник спрыгнул и показал, как надо управляться шашками, которые образовали над его головой один сплошной серебряный круг. Затем предложил потренироваться нам.

Так искусно махать шашкой у нас не получилось. Все время кажется, что стальная полоса каленого металла длиной около метра вот-вот выскользнет из руки и улетит, калеча все на своем пути. Все-таки с темляком, накинутым на кисть, как-то сподручнее.

В качестве тренировки нужно было рубить… воду. Один льет воду тонкой струйкой из кувшина, а другой ее рубит. Если шашка проходит под мини-водопадом без брызг, значить удар получился верный. С брызгами — харам, то есть, плохо. Еще можно рубить пластиковые бутылки с водой, если брызг нет, то удар отличный. Высший шик — срубить горлышко с пробкой у бутылки, чтобы она даже не зашаталась.

 

У нас, как, впрочем, и у всех жителей городов, оказались очень слабые кисти рук. Для их укрепления нам ппосоветовали… сапожничать. Несколько часов забивания гвоздей и натягивания кожи на колодку должны укрепить наши нетренированные мышцы рук. Еще рекомендовалось держать на вытянутых руках кувшины с водой. В общем, такой деревенский фитнес времен Кавказской войны.

Описывать все приключения во время путешествия во времени нет возможности. Болезненные ощущения избалованного городской жизнью человека тоже не стоит. Конечно, нельзя за одни сутки и даже неделю стать настоящим джигитом — «честным из честных, храбрейшим из храбрых», но чувство того, что хоть на короткий время пожить как предки, — это дорогого стоит. Эти впечатления ни с чем нельзя сравнить. Для каждого они индивидуальны и неповторимы. И недаром один из романов Джека Лондона называется «Зов предков».

Об авторе

Автор
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий