Стали известны новые шокирующие факты одесской трагедии

Одесская Хатынь глазами сотрудника следственной группы МВД Украины

Колумнистика 20 декабря 2017, 12:22

Александр Нетёсов

1752
0

Более трёх лет прошло с момента злодейского поджога одесского Дома профсоюзов, когда в огне пожара 2 мая 2014 года погибло, по официальным данным, 48 человек. Хотя очевидцы той трагедии свидетельствуют о том, что жертв было в разы больше. Следственная группа  МВД Украины так ничего и не выяснила по сути происшедшего злодейского преступления совершённого украинскими националистами. Более того, по злой иронии украинской Фемиды, на скамье  подсудимых оказались сами потерпевшие, уцелевшие в огне пожара одесситы, протестовавшие против незаконного захвата власти в Киеве майданными безумцами.  

Трагические события мая 2014 года уже назвали одесской Хатынью. Кто бы там и что бы то ни говорил по этому поводу, но аналогия более чем уместна. Как известно белорусская деревенька Хатынь (в 50 километров к северу от Минска) во время Великой Отечественной войны была сожжена пособниками германских оккупантов, полицаями-карателями из 118-го украинского шума-батальона 22 марта 1943 года со всеми своими жителями общим числом 149 человек, включая 75 детей.

Майданные власти Украины сделали всё от них зависящее, чтобы скрыть следы одесского злодеяния и свою причастность к нему, сославшись как всегда на вездесущую «руку Кремля». Но среди украинских правоохранителей нашлись специалисты, которые не заглушили голос собственной совести и не запятнали свою профессиональную честь клятвопреступлением и лжесвидетельством, поведав миру правду о бандеровском «хеллоуине».

Волею обстоятельств мне удалось встретиться и пообщаться  с бывшим сотрудником МВД Украины, экспертом-криминалистом, членом следственной группы, занимавшейся расследованием трагических событий 2 мая 2014 года и который был вынужден оставить службу в органах правопорядка, а с ней и родину, чтобы спасти собственную жизнь. Потому что представленные им данные экспертно-криминалистического заключения, которые он не захотел подделать в угоду внутриполитической конъюктуре, никоим образом не укладывались в прокрустово ложе официальной версии, транслируемой нынешними насельниками правительственных кабинетов в Киеве. Ниже я привожу рассказ этого человека, назову его в целях сохранности инкогнито, Сергей N, и пусть читатели сами сделают выводы из его слов.

По следам бандеровского «хеллоуина»

В указанные временные рамки в круг профессиональных интересов моего собеседника, как эксперта-криминалиста входили: поиск и обезвреживание взрывчатых веществ, взрывотехника и взрывотехнологии, электротехника в разделе металлографии, а также охрана труда и безопасность жизнедеятельности. «Это событие случилось 2 мая, на тот период мною курировались в системе МВД все резонансные пожары на территории Украины. Соответственно в Одессе произошёл такой случай и ожидался выезд на место  этого чрезвычайного происшествия. Прошло полгода, ни слуху, ни духу, никому ничего не надо, как будто бы ничего не произошло. Но так как мне с лихвой хватало своей текущей работы, то я по сему поводу особо не задумывался.

Через полгода поступила команда создать следственную группу. В неё вошли оперативники, следователи, участковые, сотрудники  ГАИ, три эксперта и силовая группа поддержки. Получив приказ, мы выехали в славный город Одессу, но целую неделю отдыхали, так как на месте никто даже не был посвящён в наши дела. И только спустя неделю мы приступили к исполнению своих прямых обязанностей. В присутствии следователя я произвёл осмотр места происшествия. Сами понимаете, что можно было там собрать спустя полгода.

К тому же доступ в подвальное помещение к этому времени был заблокирован бетонной стеной. Хотя следы горения находились и там, но туда я не попал. Тем не менее, мне удалось добыть кое-какие материалы, я произвёл фото и видео фиксацию места происшествия, а также ознакомился с документами уголовного дела коих на тот момент набралось порядка 30 томов , не знаю сколько сейчас.

И когда мы уже готовились писать экспертное заключение, поступила команда « всем спасибо и до свидания». Без всякого разъяснения все разъехались по своим служебным местам. Потом спустя ещё полгода вышло новое постановление Генеральной прокуратуры Украины возобновить проведение экспертизы. Своё экспертное заключение я уже писал без выезда за пределы Киева. Все следственные материалы передавались мне сотрудниками либо сотрудниками ГПУ или СБУ под роспись. Я с ними вновь ознакомился, выдержав процессуальный порядок. А также изучал  те материалы, с которыми не был ранее знаком. После чего пришёл к выводу и написал своё экспертное заключение».

После чего наружу вылезла правда о применении украинскими националистами во время пожара в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года боевого отравляющего вещества под названием фосген. Сергей N пояснил, что тогда боевиками использовался хлороформ, который под воздействием близко расположенного (если его разлить) открытого источника огня через 10-15 минут свободно превращается в фосген, боевое отравляющее вещество. «В остатках крови и на коже некоторых погибших местные судмедэксперты установили  присутствие хлороформа. Далее сопоставить все установленные факты не представляло особого труда.

Весь вопрос возник, когда я проводил осмотр и знакомился с материалами, где вскрылся во-первых такой факт,  доблестная пожарная охрана не выезжала на место целых 40 минут. По сему поводу в материалах уголовного дела имеется соответствующая аудиофиксация звонка поступившего на её пульт вызова, а также свидетельства очевидцев, запротоколированные в материалах следственного дела. Во-вторых, некоторые свидетели, находившиеся в тот момент возле Дома профсоюзов, указали на клубы жёлтого дыма, вырывавшиеся из его окон. Всё это говорило о применении боевиками боевых отравляющих веществ.

Кроме того, среди пострадавших имелись и такие кто погиб, находясь в помещениях, не затронутых, какими бы то ни было продуктами горения, то есть вне воздействия огня. На лестничном проёме у центрального входа, на 3-м, 4-м и 5-м этажах трупы располагались в свободных расслабленных позах, не характерных для погибших на пожаре. У них отсутствовала так называемая поза боксёра. Так парень сидит в обнимку с девушкой, у них обгорели верхние части туловища, а он продолжает находиться в данной позе.  Дедушка, как ни чём, ни бывало читающий газету. Или женщина лежавшая на столе в совершенно чистой, без копоти и задымления, комнате, не затронутой продуктами горения

Сначала у меня по ним возникли вопросы, а затем, когда всплыл хлороформ в крови и на телах павших я поднял специальную литературу и сделал выводы. Процесс написания  экспертного заключения и его  появления на свет поначалу никакого ажиотажа у вышестоящего руководства не вызвал. Всё началось позднее, когда возможно произошла утечка с  далеко идущими  последствиями. Может быть, кто-то из сильных мира сего похвастался перед своими зарубежным хозяевам , а тем это не понравилось, Вот тогда-то всё и началось. Оргвыводы последовали незамедлительно. Как раз тогда началась переаттестация сотрудников правоохранительных органов, предшествующая переходу от милиции к полиции.

В работе аттестационных комиссий помимо начальствующих лиц МВД Украины принимали участия лица, способствовавшие государственному перевороту, представители «Правого сектора», прочих майданутых и другой нечисти. И единственный вопрос , который они задавали сотрудникам правоохранительных органов : « Что ты делал на майдане?». Всё прочее, профессиональные качества,  оперативные навыки и даже знание законодательства их нисколько не интересовали.  В период майдана мы были прикреплены к силовому блоку «Беркута», наша задача заключалась в снятии взрывных устройств, которые цеплялись его сотрудникам под «броню» когда шёл штурм первых рядов оцепления, производимый неконтролируемой толпой.

Тогда некоторые протестующие норовили засунуть правоохранителям взрывпакет  или ещё какое-то взрывное устройство под бронежилеты. А так как  сотрудник с таким «подарком» не мог сдвинуться с места, наша задача заключалась в том, чтобы эти устройства снимать на месте. В связи с этим на вопрос : « Что ты делал на майдане?» я ответил : «Снимал взрывчатку с «Беркута». Этот ответ комиссию не устроил.

Посмотрев на этот цирк, я бросил  своё удостоверение на стол, да и служить майданутым уже не хотелось. И остался на вольном хлебе, в экспертной службе на правах гражданского персонала. При этом многих экспертов кого я знал лично по совместной работе  так и не переаттестовали, их также перевели на гражданку. Это больше всего коснулось такого экспертного направления как баллистика, эти специалисты могли что-то видеть или знать, по направлениям полёта пули установить место, откуда расстреливались люди на майдане,  то их всех в лучшем случае обратили в гражданское состояние, а в худшем уволили.

Затем наступил черёд «химиков», с которыми поступили таким же образом. В это же время произошли загадочные пропажи сотрудников МВД Украины. При чём среди тех кто, так или иначе , был причастен к расследованию одесской трагедии. Кто-то пропал при непонятных обстоятельствах, кто-то утонул, а кто-то погиб в ДТП».


Независимый онлайн-проект для публикации жалоб граждан Показать комментарии

Читайте также: