Колумнистика

СМИ больше не четвертая власть…

Сегодня средства массовой информации утратили способность влиять на первые три ветви власти и, как следствие, перестали называться четвертой властью, такое мнение высказал генерал в запасе, экс-начальник ЦОС ФСБ, экс-начальник управления информации МВД РФ, руководитель управления правительственной информации аппарата правительства Сергея Степашина, член совета по внешней и оборонной политике РФ Александр Михайлов.

В России ежегодно тысячи студентов заканчивают факультеты журналистики, для профессиональных специалистов созданы сотни обучающих программ, но СМИ последние лет 20 испытывают кадровый голод. Редакции заполнены блогерами, которые умеют делать только копирайт пресс-релизов. В тоже время, общество требует качественных материалов, ведь новость об аресте можно прочитать в telegram-каналах, которые гораздо быстрей выдают информацию. Но аналитический материал многие из теперешних региональных журналистов уже не напишут по разным причинам: утрачена старая школа публицистики, нет учителей-практиков, незнание темы, низкий профессиональный уровень.

При этом, по мнению международных экспертов, с каждым годом ситуация будет только ухудшаться и говорить о развитии качественных СМИ не стоит.

Периодической печати всегда отводилась особая роль. 30-40 лет назад журналисты одним материалом могли привлечь внимание региональных органов правящей партии. Публикация в местной печати была руководством к действию, реакция властей особенно на критический материал была мгновенной. Сразу же принимались экстренные меры. Тогда СМИ выполняли не только пропагандистскую и организаторскую, но и «санитарную» функции.

Безусловно, публикуемые материалы в то время были заранее подготовлены и согласованы, и утверждать о реальной независимости прессы нельзя. Но реакция на критику в печати всегда оказывалась стремительной и неотвратимой.

С приходом на пост Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова, подход к изданиям изменился. В прессе стали появляться тексты, разоблачающие коррупцию, и «замазанные» чиновники стали сознавать, что «сколько веревочке не виться – конец будет один» – Лефортовский изолятор КГБ. При этом коррупционный механизм демонтировался с использованием всей строгости советских законов и открытости для населения. Публикации того периода взрывали общество, выполняя важную профилактическую задачу.

По мере развития гласности, открытости прессы и последовавшим за этим повальным ростом новых изданий, подчас сомнительного характера, голос журналистов становился все глуше и тише. Поставив перед собой задачу стать четвертой властью, журналисты перешли на другую сторону баррикад, избрав власть предметом своей критики, зачастую совсем необоснованной. Власть же взяла за основу тезис: если критикует враг – значит мы правы. Огульная критика всего и вся, раздававшаяся с экранов телевидения и со страниц газет, фактически истребила желание власти на нее реагировать. Часто СМИ оказывались инструментом политической борьбы в интересах третьей силы, а нередко превращались в теневое коммерческое лобби, живущее по принципу: «дайте поручение, а особым мы его сделаем».

Сформированное в советские времена отношение к СМИ в настоящее время претерпело существенную деформацию. Если раньше подчеркивали: «об этом писали в газете!», вкладывая в это высказывание высшую степень уважения и объективности, то сегодня редкая разоблачительная статья не воспринимается как «заказная». А потому степень доверия ко многим изданиям крайне низка.

С годами изменилась и форма подачи информации, и само предназначение прессы. Кто сегодня вспоминает о так называемых «национальных проектах», кроме прокуратуры, расследующей хищения бюджетных средств? Кто пишет о борьбе с наркоманией в России или с коррупцией в госструктурах? Практически никто. Ведь материал о наркоманах не даст посещаемости сайту, а изобличение воров может закончиться подставным уголовным делом для журналиста и всего издания.

Чтобы разобраться о роли и предназначении СМИ в современном мире, редакция задала несколько вопросов человеку, который знает всё о прессе –  Александру Георгиевичу Михайлову.

– «Независимое СМИ» – модное словосочетание сегодня. Что за ним скрывается? Разве есть независящие от кого-то или чего-то издания?

– Понты! Не более. Всем ясно, что независимой прессы в России нет. За любым изданием чья-то тень – государства, местной власти или олигарха. Время пролетарской и большевистской печати давно прошло. Да и печати, которая была не только коллективным пропагандистом и агитатором, но и организатором, как трактовал В.И. Ленин, тоже нет. Независимость прессы – мираж. Чем ближе к нему приближаешься, тем он быстрее исчезает…

– Сегодня в России бессчетное количество СМИ. Для чего они и какую функцию выполняют?

– Если честно, то для удовлетворения амбиций издателей и зарабатывания денег. Даже идеалист, выпускающий газету начинает задумываться – как заработать деньги. Об этом можно судить по отсутствию серьезных материалов, рассчитанных на сознание, а не на клиповое мышление. Ленты не читают, а пролистывают. Люди разучились читать, а журналисты писать.  А точнее наоборот – людей разучили читать и думать. Посмотрите на наши новостные итоговые программы. Ведущие, нам, дуракам, растолковывают события, о которых через интернет мы знаем больше их. Как у Высоцкого:

Говорил, ломая руки, Краснобай и баламут

Про бессилие науки перед тайною Бермуд.

Все мозги разбил на части,

Все извилины заплёл —

И канатчиковы власти колют нам второй укол

(Откуда ему было знать, что Дмитрий Киселев «ломает» руки) … И это уже не смешно.  Нас держат за идиотов. Если раньше у нас не было альтернативных источников информации, то ныне сколько угодно. На все вкусы и интересы!

А по большому счету ТВ, такими мерами добилось, что его просто перестали смотреть!

«Маладцы!»

– Может ли похвастаться современная пресса функцией четвертой власти?

– Ой, перестаньте сказать, как говорят в Одессе! Какая власть. Шум дождя, шаги за сценой. На моих глазах у СМИ были взлеты и падения. Я принимал участие во всех крупных программах. От «Итогов» Евгения Киселева до программ «Время», «Взляд», «Тема» Влада Листьева… Во всех! И на Би-би-си и «Радио «Свобода». Даже своя программа была «Без грифа «секретно» на московском тв. При всех недостатках в этих программах была мысль и много журналистики…

Сегодня много ведущих и мало смысла. Подсадные мальчики для битья, «процекованные» (от ЦК КПСС) гости, кочующие из студии в студию. Заданный шаблон борьбы все против всех.

Я идеологически не приемлю Познера. Но он великий профессионал. Он раскручивает собеседника умело и грамотно, раскрывая его позицию, мотив…

– Печатные периодика уже не «владеет умами», как прежде. На очереди телевидение с его развлекаловкой, агрессивными политическими ток-шоу?

– Печатная периодика становится архаизмом. Люди не балдеют от запаха типографской краски, им нет смысла читать между строк, думать, искать скрытый смысл. Кто платит, тот и читает. У многих изданий последним читателем является корректор. Забытая древнейшая профессия…

Политические ток-шоу не стали тем, чем должны были стать. Ведущие думают не о сути спора, а о том, чтобы оставить за собой последнее слово… Дабы не сняли программу с эфира. Они даже не арбитры на ринге. А «смотрящие», чтобы все было по понятиям. Идеологически «чики-пуки». Поэтому всякие ковтуны, гозманы, майклы бомы – любимые гости. И хотя они не тянут на акул капитализма, их можно мочить и топтать с переходом на личность… И им хорошо: за ваши деньги любой каприз. Такие программы – киллеры для ТВ!

– С каждым годом СМИ выпускают все меньше серьезных аналитических материалов. С чем это связано: с отсутствием профессионалов или деградацией общества, которому недосуг читать качественную публицистику?

– Журналистка – это зеркало общества. И в ней отражается не только красота (иногда), а жуткие морды маньяков, проституток, бандитов. Все осталось в прошлом. А есть ли запрос на качественную публицистику? Она в малотиражных научных журналах 300-500 экземпляров для избранных. Такие издания называли «братская могила». Сегодня это… Даже не знаю, как назвать. Настоящий читатель редкость. Мастодонт, ископаемое.

– Стоит ли вернуть журналистику советских времен и как это сделать?

– Да никак! Если нет идеологии не может быть и советской журналистики. Просвещение, как суть советской журналистики в широком смысле, заключалось в том, чтобы приучить человека мыслить, вникать, радоваться или огорчаться… Встав «с колен» (чушь какая!) мы отучились сопереживать, искать смысл жизни. Людей приучили к вранью, подлости жестокости… И назад возврата нет. Советский человек вымер, как мамонт, а кто не вымер, тех объявили сумасшедшими…

Какие у нас жанры в печати ныне? Заметка, репортаж и, самый ленивый жанр – интервью. На глупые вопросы получить глупые ответы. Особенно в глянцевых журналах. Людей приучили, что они неразвившийся эмбрион, ничего не понимающий в жизни. В мире где светские львицы, истеблишмент, Рублевка и запах денег… Многие жанры умерли: фельетон, памфлет, эссе, отчет, обозрение, статья, наконец.

– Блогеры сегодня везде. Они популярны, но у них нет должного образования, понимания проблемы и, зачастую, незнание русского языка. Как быть с ними? Ведь молодежь других не воспринимает. Молодежь уже не смотрит ТВ. Как заместить тот информационный вакуум, в котором она находится.

– Вот ими он и заменен. Нет вакуума! Кстати среди блогеров есть очень талантливые и журналисты, и аналитики. Короли жанра. Но они одинокие волки. И профессия для них – поляна, на которой растут деньги. Я не против них. Просто грустно, что они в параллельном мире, вне государства. Они не влияют на редакционную политику, которую определяет мафия борзописцев… Но государство не думает об этом, власть, как двоечник оттягивает момент расплаты. И очень опасно, что в критический момент не сможет противопоставить ничего. Как в сказке про мальчика, который кричал «волки!». Мы так пугаем обывателя, что, когда реально что-то случится – он не поверит. А кому верить? Обрыдлому и даже местами забытому телевидению? Макулатуре, называемой печатные СМИ? Что станет источником информации во время «Ч»? Во время чеченской войны были только «Щит и меч», «Красная звезда», да чуть-чуть «Российская газета» несли правду… А остальные СМИ были на «той» стороне. Сегодня государственные СМИ — это либо приспособленцы «чего изволите», либо бездари с трудом формирующие мысль…  И это не только моя точка зрения. Аналитики давно бьют тревогу, что мы проигрываем информационную войну… Да мы на поле битвы даже не вышли. Не с чем!

– Есть ли грань между конструктивной критикой и оппозиционностью текста? Зачастую чиновники воспринимают в штыки критику вместо того, чтобы разобраться за что критикуют и решить проблему.

– Для власти вся критика неконструктивная. Везде проплаченные экстремисты и продажные писаки. «Кто похвалит меня лучше всех, тот получит сладкую конфету» - пела девочка в мультфильме. От этих конфет у многих журналистов уже одно место слиплось. Знаете, что они говорят? «Да кто позволит нам критиковать?» Это что, журналистика? Это глянцевое бытописательство про великих и ужасных. Да если бы хоть на 1/100 материалов была реакция, мы и то жили бы в другом мире.

– Как в сегодняшних реалиях журналисту не стать фигурантом подставного уголовного дела за критическую статью?

– Определиться с профессией. Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Журналистика всегда была в зоне риска: на втором месте по смертности после шахтеров.

– Региональная пресса сильно отличается от федеральной. Здесь нет больших редакций и зачастую публикации низкосортные. Как выживать подобным изданиям?

– Это было всегда. Я много работал в газетном хранилище библиотеки им. Ленина. Читал местную прессу… Когда был ручной набор. Не поверите:  одна статья иногда набиралась разными шрифтами. Не было достаточно литеров… Вот такая нищета была… О содержании не говорю. Для этого надо бы использовать местные отделения Союза журналистов. Но они утратили свое влияние даже в профессиональной сфере. А могли бы решить вопрос подготовки кадров на базе местных вузов… Ведь у каждой проблемы есть фамилия имя и отчество. И если готовим журналистов, обучаем профессии, то тогда и издания будут иными. А если в реакциях или на телевидении работает патологоанатом и ветеринар, то о каком качестве может идти речь. Хотя много великих писателей и журналистов вышли из других профессий. Журналист – это дар данный природой. Но кто ищет этот дар в глубинке?

– Какую роль играет пресса на юге России и Кавказе, где много различных дестабилизирующих организаций? Ведь много изданий, которые как раз и подрывают общество.

– То, что прочно ни разорвать, ни подорвать нельзя. На чем базируются деструктивные силы? На реальности.  А реальность требует, чтобы мы что-то поправили «в консерватории».

Слово — это оружие! И против вражеского оружия, надо противопоставить свое.

Но, как я сказал – война идет, а мы на войну не явились. Нам тут приятно – тепло и сыро. В начале 80-х годов прошлого века были созданы советы по контрпропаганде, задача которых была в стремительной реакции на выпады Запада. Интересная была схватка, хоть и заочная.

В 2000 году, в период второй чеченской кампании, я был назначен руководителем Российского информационного центра. Мы должны были информационно поддерживать действия федеральных сил. Вы знаете, когда мы проводили первую ЕЖЕДНЕВНУЮ пресс-конференцию? В восемь утра! И зал был полон. Потому что мы каждый день открывали информационную повестку! А всего в день было 3-5 пресс-конференций. Пять, Карл! Вот что такое информационное противоборство! Были первые лица МИДа, МВД, МО РФ, Генштаба. Как говорят журналисты «мясо»! И журналисты ждали следующую.

А сейчас у нас не противоборство, а как говорят в Одессе «писи малышки Хаси», да болтуны на всех каналах.        

Об авторе

Редактор
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий