Северный Кавказ может стать «кузницей» кадров для страны

Общество 15 апреля 2017, 22:57
553
0

Что делать с избытком трудовых ресурсов на Северном Кавказе, решали чиновники на прошедшем в Москве «Гайдаровском форуме». Решили, что нужно направлять их в регионы, где сегодня острая нехватка рабочих рук, – а это прежде всего Дальний Восток. Правда, кто возьмется на обустройство десятков, а то и сотен тысяч трудовых мигрантов, так и осталось непонятно. 

Так кому строить мечети?!

На площадке «Гайдаровского форума», который прошел недавно в Москве в РАНХиГС, обсуждали перспективы развития двух «окраинных» территорий страны – Дальнего Востока и Северного Кавказа.

Почему два таких, казалось бы, разных региона «объединили» вместе, стало понятно уже из первого выступления министра Льва Кузнецова. Он первым делом повторил выступление президента перед Федеральным Собранием о том, что за последние годы в стране наметилась очень хорошая демографическая ситуация и по соотношению рождаемости и смертности, и по миграции.

Правда, заметил Кузнецов, есть несколько «но». Во-первых, демографический бум отмечается прежде всего в северокавказских регионах, в то время как в других регионах ситуация далеко не столь хороша. А во-вторых, миграционный приток (ныне уже исчерпанный) был связан прежде всего с военным конфликтом на Донбассе.

При этом, говорит Кузнецов, во многих регионах за последние два кризисных года уже сформировалась избыточная безработица, а если присовокупить сюда и высокую рождаемость, то выходит, что создать нужное количество рабочих мест для всех желающих просто нереально. Только на Северном Кавказе, говорит министр, сейчас 450 тысяч незанятых граждан (каждый десятый от всего экономически активного населения).

А вот на Дальнем Востоке ситуация прямо противоположная. Экономика округа намного больше, чем на Северном Кавказе, среднедушевые доходы тоже почти вдвое выше, чем в СКФО. При этом сальдо миграции стабильно отрицательное (то есть люди уезжают – причем, как и в случае с Северным Кавказом, преимущественно в центральную Россию), коренное население стареет, а смертность не перекрывает рождаемость.

Какая же модель нужна, чтобы «сбалансировать» трудоизбыточные и трудодефицитные регионы? Похоже, для Льва Кузнецова (напомним, в недавнем прошлом губернатора Красноярского края) все очевидно, – квалифицированных специалистов с Северного Кавказа «перебрасывать» за Байкал.

И такие примеры даже в недавней истории были. Так, в городе Талнах (ныне район Норильска) доминирующее положение, говорит Кузнецов, занимает осетинская диаспора – дело том, что еще со времен индустриализации основным поставщиком кадров в этот город был Северо-Кавказский горно-металлургический институт.

Или вот, скажем, чеченцы – один из самых быстро растущих этносов в некоторых сибирских регионах (в первую очередь, в ХМАО). По мнению Кузнецова, это связано также с тем, что в советские годы сюда по распределению направляли выпускников Грозненского нефтяного института.

Прозвучала в выступлении Кузнецова, обычно крайне сдержанного, и критика. Во-первых, покритиковал он программу поддержки переселения соотечественников из-за рубежа: незачем, мол, привлекать приезжих специалистов, если и внутри страны их множество.

Во-вторых, критиковал власти индустриальных регионов, которые должны обеспечивать более адекватную адаптацию к укладам приезжающих сюда людей. Абстрактно, вроде, но нетрудно догадаться, что речь идет о сибирских и северных территориях, куда едет на заработки молодежь с Северного Кавказа. Только вот в чем должна заключаться эта адаптация, непонятно: мечети строить, культурные центры?

«Норникель» постучался во Владикавказ

Судя по докладам приехавших на «Гайдаровский форум» ректоров Северного Кавказа, нам есть, что предложить хоть Дальнему Востоку, хоть другим территориям. По словам ректора Северо-Кавказского горно-металлургического института (СКГМИ) Юрия Разоренова, более половины его выпускников трудоустраиваются за пределами СКФО. Примеры привел. Скажем, каждый год от 150 до 170 ребят проходят производственную практику в стройотряде на «Норникеле», который оплачивает все перелеты, проживание и питание студентов (а в отряде они полгода!).

В этом году потребность «Норникеля» выросла уже до 250 человек, а через три года в компании должно быть трудоустроено 800 выпускников СКГМИ. Разоренов перечислил еще несколько крупных компаний, где выпускники его вуза так же востребованы – в основном, разумеется, ГОКи, хотя, скажем, 60 студентов трудится и на космодроме «Восточный».

Вовсе не с оптимистичных цифр начала доклад ректор Северо-Кавказского федерального университета Алина Левитская. По ее словам, в среднем по стране доля двадцатилетнего населения составляет чуть менее 23%, а вот на Северном Кавказе – почти 27%, причем в Дагестане, Чечне и Ингушетии и вовсе под 30%.

Но при этом именно в СКФО меньше всего доля школьников, которые поступают в вузы и обучаются по профессиональным программам.

Вроде, избыток людских ресурсов огромный. Но при этом, говорит Левитская, демографические показатели никак не коррелируют с индикаторами, закрепленными в госпрограмме развития Северного Кавказа, а также с контрольными цифрами приема, которые утверждает для каждого вуза Минобразования России.

Проще говоря, ситуация такова: плодим за бюджетные средства юристов и экономистов, которые потом никуда трудоустроиться не могут. А на Северном Кавказе нередко еще и уходят в «лесные».

Худо-бедно стали сворачивать с этой наезженной колеи за последние пару лет, признается Левитская, сделав реверанс в сторону Минкавказа. Скажем, в 2015 году две трети контрольных цифр приема в СКФУ уже соответствовали госпрограмме развития округа: в приоритетах – специалисты по электроэнергетике, машиностроению, строительству и индустрии стройматериалов, туризму, АПК.

Задача вузов во всех федеральных округах, уверена Левитская, – чтобы «наложение» цифр программных и реальных было стопроцентным. Ратовала ректор и за то, чтобы по всей стране создавались Центры профессиональных превосходств («Centre of excellence»), где уже состоявшийся выпускник вуза может получить новую квалификацию.

Первый такой центр уже создан в СКФУ совместно с госкомпанией «Курорты Северного Кавказа» для подготовки кадров в курортно-туристической сфере. Тем более, что госпрограмма гласит: до 2025 года в округе должно появиться 186 тысяч специалистов в этой отрасли (из них 76 тысяч – это рабочие профессии). При этом в 2012 году на весь СКФУ было лишь бюджетное место подготовки по этому направлению.

Сейчас, после создания Центра профессионального превосходства, – более трехсот, говорит Левитская. А вложено в этот центр почти 40 млн рублей: подписаны соглашения с европейскими вузами, куда направили для переподготовки отобранных по конкурсу преподавателей СКФУ. Ну-с, ждем результат...

Юго-восточный вектор

Ну а что же за кадры сегодня нужны Дальнему Востоку? Почти 400 тысяч человек, говорит генеральный директор Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке Валентин Тимаков.

До 2025 года для инвестпроектов, которые реализуются в зонах опережающего развития нужно 200 тысяч работников, еще 108 – для свободного порта Владивосток (причем 78 тысяч вакансий подтверждено уже подписанными инвестпроектами).

Еще 50 тысяч должно расселиться по госпрограмме «один гектар» и 25 тысяч – это, по словам Тимакова, просто те люди, которые мечтают жить и работать на Дальнем Востоке. И уже в этом году переселиться сюда намерены 20 тысяч человек.

https://youtu.be/4MdzhurkZ7g

Звучит заманчиво. Но есть и масса проблем. Во-первых, связанная со спектром специальностей: несмотря на обилие государственных «кадровых» программ, в вузах создаются вовсе не те профессиональные места, которые интересны молодежи.

Вот пример. В Большом Камне строится Дальневосточный центр судостроения (ДЦСС), нужно сюда 7,5 тысяч работников. Но большинство, увы, придется завозить из-за рубежа – отрасль эта в России развита крайне слабо. Та же самая ситуация, говорит Тимаков, со специалистами в области аквакультуры.

Вторая проблема – это сам масштаб индустриальных проектов. Две компании, «Сибур» и «Газпром» строят газохимический кластер в городе Свободный, нужно здесь 20 тысяч работников, хотя нынче живет тут только 30 тысяч человек.

То есть население вырастет более чем вдвое (с учетом членов семей), а ведь еще одним центром притяжения станет расположенный в 40 километрах космодром «Восточный». Значит, потребуется и огромная социальная инфраструктура. Лягут эти расходы на плечи госкомпаний или бюджета, непонятно.

Сделать Дальний Восток привлекательным для молодежи – это тоже большая проблема, говорит Тимаков. Плотность населения тут в восемь раз меньше, чем в среднем по стране, зарплаты – на треть ниже (хотя и растут быстрее), медленно строится жилье. Вместо 10 млн кв.м жилья в год, положенных по нормативам, – только 2 миллиона... А значит, и селиться новым работникам просто негде.

Как бы ни драматизировали чиновники ситуацию на Дальнем Востоке, она значительно лучше, чем на Северном Кавказе, говорит директор консалтинговой компании «AV-Group» Алексей Крыловский.

И подкрепил вывод цифрами. Средняя зарплата на Дальнем Востоке выше, чем в СКФО (особенно если взглянуть на «полярные» регионы: на Чукотке – 53 тысячи рублей, а в Ингушетии – 14 тысяч), лучше развита социальная сеть. Так, на Дальнем Востоке 55 докторов на десять тысяч населения, а в СКФО – только 41; на Северном Кавказе лишь 36% населения охвачено детсадами, а на Дальнем Востоке – 67%...

В общем, по всем параметрам именно Дальний Восток должен стать притягательным «магнитом» для кавказской молодежи. Об этом на форуме говорили почти как о свершившемся факте. Что и записали в резолюции круглого стола, которая «уйдет» в аппарат правительства России.

Так, Минобразования должно разработать совместные учебные программы и наладить обмен студентами между вузами двух округов. Еще три министерства (труда, развития Северного Кавказа и Дальнего Востока) должны разработать «дорожную карту» по перетоку кадров между федеральными округами. Ну и, наконец, Агентству по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке предстоит создать филиал на территории СКФО... Своего рода, биржу труда.

Все чиновники, похоже, расходились довольными. А в голове у меня, стороннего зрителя, зудела мысль: а разве лет тридцать-двадцать назад о том же самом не говорили – о «переброске» кадров с Кавказа за Урал?! Перебрасывали, и ехали люди, и поднимали экономику. Так зачем сегодня всю эту работающую систему нужно опять с чистого листа создавать?!

Помнится, в недалекую бытность полпредом на Северном Кавказе Александра Хлопонина тоже обещали наводнить «кавказскими» кадрами все регионы страны, и кадровые агентства были, и госпрограммы... Забарахлило – и не заработало. Получится ли теперь?..


Независимый онлайн-проект для публикации жалоб граждан Показать комментарии

Читайте также: