Отлучение Евкурова от мусульманской общины – это просто бред

Колумнистика 01 июня 2018, 11:27
1001
0

Загадочную новость об отлучении местным духовенством главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова от мусульманской общины прокомментировал на «Эхе Москвы» журналист, политолог Максим Шевченко.  

Э.М., Александр Плющев:  Местный муфтий, да – очень правильная поправка – отлучил Евкурова   от мусульманской общины. Расскажите, что это такое?

Максим Шевченко: От мусульманской общины отлучить нельзя никого и никогда. Тем более, я знаю Евкурова. Евкуров – это человек, соблюдающий пост, Евкуров молящийся человек. Даже если человек молится, даже если человек по исламу выпил или согрешил – это все равно не повод для отлучения.

Повод для отлучения один – это если человек публично оскорбляет имя всевышнего Аллаха и публично оскорбляет имя пророка Мухаммеда – вот это единственный повод для отлучения. Всё остальное – это просто грех. И у мусульман есть такое понимание: твои грехи – твои молитвы.

Поэтому всё отлучение Евкурова – это просто бред, который так и надо комментировать. Но у всякого бреда есть политическое содержание. И ингушский народ — это народ очень благородный, достойный, который строится по принципу… Вот у нас часто говорят слово «тейпы», но мало понимают, что это такое. В Ингушетии же вот эти тейпы, то есть объединения по принципу рода и по принципу происхождения из определенного места имеют огромное значение. Есть очень влиятельные семьи: Хамхоевы, или Мальсаговы, или Базоркины… Пусть меня простят ингуши, что я не все называл. Аушевы, естественно, и так далее. И между ними идет такая игра престолов, конкуренция серьезная.

Юнус-Бек Евкуров, происходя из Ангушта, с территории Северной Осетии, и будучи, безусловно, храбрецом, офицером, героем России, десантником, ингушом до мозга костей, он стал выстраивать такую, более демократическую ситуацию, на мой взгляд, в республике.

Его многие критикуют, обвиняют в коррупции, обвиняют еще в чем-то. Это обычный фон ингушской политики. Обвиняли в конце его президентства Руслана Аушева, обвиняла Мурата Зязикова, мы помним. Обвиняют Евкурова. И следующего президента, которого сначала, может быть, встретят как героя на белом коне, — тоже обязательно кто-нибудь окажется им недоволен.

Что касается муфтия Хамхоева, я его знаю тоже. Это нормальный, достойный тоже человек, — я не в кого не хочу кидать камни, – у которого есть своя правда. У них просто не сошлись характеры. И, безусловно, вот это несходство характеров, оно привело и к конфликтной ситуации.

Попытка реформ, которые Евкуров хотел провести, допустим, ликвидацию муфтията, то есть этой вертикальной структуры, основанной… как бы вам так объяснить, чтобы вы поняли – на тарикат, на суфийский орден, Кунта-Хаджи, к которому принадлежит Хамхоев… он хотел заменить неким таким советом алемов, то есть более демократической системой при главе республики. Что, естественно, ставило бы очень влиятельные это тарикатские структуры на один уровень, допустим…

Э.М. Александр Плющев: Мы можем это характеризовать как борьбу, условно, светских властей…

Максим Шевченко: Нет, так нельзя сказать, потому что Евкурова поддерживают многие мусульмане. Потому что Хамхоев – это совершенно не лидер всех мусульман. Он, безусловно, очень авторитетный человек в пределах определенного тариката и группы мусульман.

Ингушетия – это Российская Федерация, но ингуши – это особый народ с особым менталитетом, особыми правилами жизни. Я заранее прошу прощения у всех ингушей, которые меня сейчас слушают, если я что-то неточно сказал. Это не оттого, что я хочу обидеть кого-то, потому что я просто русский и до конца не могу понять даже с моим знанием Кавказа всех нюансов, всех деталей. Но, безусловно, нет, наверное, на Кавказе общества, где эти нюансы мельчайшие имели такое значение, как в ингушском обществе – то, с чем я сталкивался. И поэтому я бы попросил всех неингушей крайне осторожно этот конфликт комментировать. Могу сказать, что очень многие поддерживают Евкурова, очень многие поддерживают муфтия Хамхоева.

Там надо, допустим, такие нюансы тоже вспомнить. Один из Хамхоевых был руководителем Центра по противодействию экстремизму. Это родственники муфтия Хамхоева, которые недавно были арестованы и, по-моему, осуждены за пытки по отношению к подследственным. Это как раз те, кто должен был бороться с исламским экстремизмом, родственники муфтия. Знаменитая фотография, где эти цэпэшники лежат лицом в асфальт, а рядом с ними стоит ботинок их арестовавшего какого-то солдата. То есть там есть нюансы.

Поэтому, когда вы читаете где-то, что Евкурова отлучили от ислама, просто рассмейтесь, расхохочитесь и не обращайте внимания на это глупое заявление. Но когда вы читаете, что у Евкурова конфликт с частью традиционных исламских структур, опирающихся на традиционные суфийские ордена, которые идентичны, между прочим, с чеченскими, потому что муфтий Хамхоев находит безусловную поддержку у Рамзана Кадырова и его окружения, потому что они принадлежат к одному направлению ислама – тарикатскому. И здесь, мне кажется, надо уже более внимательно к этому отнестись.

И я не думаю, что у этого конфликта для Хамхоева большие перспективы, честно скажу. Потому что Евкуров на фоне этого конфликта, конечно, решает свои политически задачи и сплачивает вокруг себя значительную часть ингушского общества, которая как бы в исламском параметре у нас называются ваххабитами, хотя они не являются никакими ваххабитами, они просто не принадлежат к этой части ислама, которую олицетворяет собой Хамхоев.

 

Э.М., Александр Плющев: Спасибо. Я, честно говоря, не ожидал, что это будет так подробно и глубоко. Спасибо большое!


Показать комментарии

Читайте также: