МЧС ЛНР: Женщины-спасатели во время войны ни в чем не уступали мужчинам

Общество 15 апреля 2017, 22:58
519
0

Министерство по чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий ЛНР в Международный женский день 8 марта, поздравляя всех женщин ведомства с праздником, напомнило о подвиге представительниц слабого пола в период активных боевых действий на территории Республики.

"В годы Великой Отечественной войны, когда мужчины ушли на фронт, дело тушения пожаров оказалось в слабых женских руках. Пожарные охраны, в которых командирами были женщины, сдерживали натиск огня с 1943 по 1945 годы, пока с войны не вернулись их отцы, братья, мужья, сыновья. Но не прошло и 70 лет, как, женщинам, работающим в спасательной службе, довелось вновь услышать грохот разрывов, свист снарядов, холодящий душу вой воздушной тревоги. Всё повторилось: и близкое дыхание смерти, и страх за жизнь близких, и решение остаться на боевом посту, чем бы это ни грозило", - рассказали в Министерстве.

Так, сотрудницы спасательной службы в Луганске оказались в особо сложных условиях – город обстреливали постоянно. С начала массированных обстрелов, когда люди были деморализованы и беспомощны, очень остро встал вопрос о взаимодействии всех экстренных служб. Связь со всеми службами обеспечивали диспетчеры оперативно-координационного центра МЧС, которые в кратчайшие сроки высылали к месту происшествия подкрепление, скорую медицинскую помощь и сотрудников горгаза.

"До начала боевых действий здесь в четыре смены работали 12 телефонисток, в июле 2014 их осталось двое - Татьяна Березина и Юлия Матющенко. В начале августа к ним присоединились Наталья Плешканёва и Лариса Макаровская. А надо отметить, что территория Министерства была далеко не самым безопасным местом, несмотря на хорошо подготовленное бомбоубежище с запасом продуктов, воды и резервным пунктом связи. В случае обстрелов личный состав оперативно-координационного пункта спускался в укрытие и продолжал свою работу", - отметили в пресс-службе спасателей.

Сержант службы гражданской защиты Татьяна Березина в начале июня отправила своего 12-летнего сына к сестре в Севастополь и попросила родню позаботиться о нём, если с ней что-нибудь случится, сама же осталась в городе и, несмотря на разрешение руководства не выходить на работу, продолжала трудиться в свою смену, ведь, по её признанию, оставаться дома было ещё тяжелее.

"Пока работала мобильная и городская телефонная связь, мы ежедневно принимали до 20 заявок о пожарах. Кроме того, мы рассказывали людям, как и откуда можно выехать из города, какие дороги являются на данный момент самыми безопасными – такая информация обновлялась каждый день. Телефон за сутки не замолкал ни на минуту. Было очень тяжело морально – горожане звонили в панике, истерике, полном отчаянии, плакали – приходилось их успокаивать, уговаривать, утешать. Тяжело было от того, что мы мало чем могли им помочь. Когда связи не стало, люди приходили на контрольно-пропускной пункт, рассказывали, где лежат раненые и убитые. Потом нашим специалистам удалось установить связь со скорой помощью, и люди стали приходить, чтобы мы по рации направляли медиков по нужным адресам", - вспоминает события начала военных действий Березина.

Майор службы гражданской защиты Лариса Макаровская в начале августа из пожарно-спасательной части №4 перешла работать в оперативно-координационный центр (ОКЦ), поскольку там не хватало людей, выполняла функции радиотелефониста-диспетчера центра. По её воспоминаниям, самым тяжёлым днём в её жизни было 19 августа 2014 года, когда центр города, в том числе и территорию Министерства, обстреливали практически без перерыва.

"Был Яблочный Спас, я принесла на работу яблоки, чтобы угостить коллег, но не успела – начался обстрел, снаряд угодил в дерево возле здания дежурной части, взрывной волной выбило окна на втором этаже. Нам дали команду перейти в укрытие. Туда же бросились люди, пришедшие на фасад за водой, среди них было двое раненых. У одного из них - всё лицо в крови. Связаться со скорой помощью не удалось, поэтому раненых отвезли в больницу на нашей оперативной машине", - рассказывает Макаровская.

По ее словам, как и другим, ей тяжело и страшно было работать в таких условиях, но внутренняя мобилизация чувств заставляла четко и быстро выполнять свои обязанности. Особенно тяжело было, когда велись обстрелы района, где проживали ее родные - сын и родители, ведь позвонить и узнать, как дела было невозможно.

"Силы поддерживала только одна мысль: если я хоть кому-то помогла, то, значит, не зря день прожила. Легче было от того, что на работе установились такие тёплые, дружеские отношения, которых раньше не было, какое-то особенное братство. Я как-то по-новому посмотрела на своих коллег и ещё раз убедилась, какие замечательные люди работают в МЧС", - добавила она.

Заявки от населения также принимала и координировала действия пожарных единственная оставшаяся в пожарно-спасательной части №2 младший сержант Татьяна Полякова. Она более двух месяцев прожила в расположении части, поскольку её дом находился в прифронтовой полосе в районе Большой Вергунки. Татьяна оставалась на боевом посту круглосуточно, несла нелегкую вахту наравне с мужчинами, причём не только принимала заявки, но и готовила еду, убирала, да и просто своим присутствием поддерживала боевой дух коллег.

В тяжелую годину войны спасательницы не давали себе поблажки, работали на совесть, проявляя настоящую отвагу, сноровку, бесстрашие и совсем не женскую мужественность. Одной из них была майор службы гражданской зашиты заместитель начальника Стахановского государственного пожарно-спасательного отряда, начальник отделения по вопросам надзорно-профилактической деятельности Галина Стёпкина.

Начиная с июня 2014 года Стаханов, Ирмино, Алмазная более 40 раз подвергались артиллерийским обстрелам. 21 января 2015 года в течение всего дня Стаханов непрерывно обстреливали из РСЗО "Ураган". На диспетчерский пульт пожарно-спасательной части №22 сплошным потоком поступали отчаянные мольбы о помощи. Позже станет известно, что в этот день погибли шесть мирных граждан, из них один ребёнок, ещё 20 человек пострадали. Были повреждены линии электропередач и газопроводы, восемь объектов социальной сферы, 12 многоквартирных жилых домов, полностью разрушены три частных дома.

"Обстрелы начались рано утром, в это время все ехали на работу, шли в школы и детские сады. Буквально сразу начали поступать сообщения о том, что много пострадавших. Ранения были очень тяжёлые: и в живот, и в ноги. Погибла маленькая девочка со своей мамой, которые шли в детский сад. Я работаю больше 20 лет в спасательной службе, и всё это время для меня самым страшным и тяжёлым остаётся гибель детей на пожарах и других чрезвычайных ситуациях", - рассказывает Степкина.

Самым тяжелым моментом все же для неё было увидеть погибшего от осколочного ранения в голову 19-летнего парня - ведь ее сын точно такого же возраста.

"Машин скорой помощи и милиции не хватало. Наш личный состав вывозил тела погибших, разбирал завалы, открывал металлические двери, которые были деформированы ударной волной, и люди не могли выйти, чтобы где-то спрятаться, стояли на балконах, плакали, кричали. Естественно, в такой ситуации нам думать о страхе было некогда. Нужно было свой страх загнать в самый дальний угол души. Кто-то должен был остаться и взять ответственность на себя", - заметила майор гражданской службы.

"История страны живет не только на страницах учебников, она - в судьбах людей, переживших вместе со своей родиной радость и боль, поражения и победы. И во все времена, поражая терпением и выносливостью, женщины идут нелегкими дорогами судьбы, ни в чем не уступая мужчинам. Говорят, у войны не женское лицо. Но ничто на этой войне не запомнилось больше, резче, страшнее и прекраснее, чем лица наших женщин", - добавили в пресс-службе МЧС ЛНР.


Независимый онлайн-проект для публикации жалоб граждан Показать комментарии

Читайте также: