Культура

Леонид Эберг: Я бы никогда не покинул ни Ростов, ни Россию

Сегодня, 6 августа, исполнилось 140 лет со дня рождения выдающегося отечественного архитектора Леонида Фёдоровича Эберга (1882-1954) – одного из ярких представителей «русского модернизма», неоклассицизма и эклектики в дореволюционной и советской архитектуре и градостроительстве. Все его главные творения были созданы в Ростове-на-Дону, во многом они изменили исторический облик донской столицы, сделав её известной на всю страну «архитектурной модницей»

Леонид Фёдорович Эберг родился 6 августа 1882 года в Бронницком уезде Московской губернии. С детства он был достаточно разносторонним и творческим мальчиком, но больше всего любил ваять и рисовать. Это в дальнейшем и определило его интересы и будущую профессию.

Образование он получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В архиве этого учебного заведения (ныне МАрхИ) сохранились документы, свидетельствующие о том, что Эберг поступил в училище в 1900 году, а окончил его в 1911 году с «чином 12 класса», что считалось самой высокой оценкой полученного им образования.

В 1911 году Эберг получил распределение в Область Всевеликого войска Донского на должность заведующего постройками при городской управе в Ростове-на-Дону. Здесь он знакомится с известным ростовским банкиром Александром Штромом, с которым впоследствии очень сдружится. Так этот тандем определит и будущее самого архитектора, и исторический облик Ростова-на-Дону.

Молодой архитектор с воодушевление взялся за предложение Штрома спроектировать и построить доходный дом на Большой Садовой, который был возведен за 2 года. На фасаде была установлена мемориальная доска, которую помнили многие ростовчане до середины 1950-х годов. В тексте сообщалось, что «Дом А. М. Штрома возведен в год 300-летия Дома Романовых, архитектором Л. Ф. Эбергом».

Штром познакомился Эберга с высшим обществом нашего города. В гостиной банкира часто можно было увидеть служащих банка, инженеров, врачей, коммерсантов. Именно они поддержали архитектора в первые годы его жизни в Ростове, привели к нему в качестве заказчиков других промышленников и торговцев. В результате у Эберга появилось множество заказов и большая архитектурная практика.

В 1911-1916 годы, кроме дома Штрома, им был возведен ряд доходных домов. Наиболее значительными были: пятиэтажный доходный дом братьев Николенко на Большой Садовой улице, а также пятиэтажные доходные дома В. К. Чирикова и братьев Дутиковых на Таганрогском  (ныне Будённовский) проспекте, четырехэтажный доходный дом М. И. Поповой на Пушкинской улице, семиэтажный доходный дом Б. Е. Хосудовского и Э. Л. Рецкер на Таганрогском (ныне Будённовский) проспекте, который в ту пору был самым высоким в Ростове-на-Дону и многие другие.

Эберг строил монументальные доходные дома в стиле «русский модерн». Примечательно, что они располагались на главных улицах и проспектах города. Как пишет Донской временник «Их отличали: укрупненный масштаб; активная пластика фасадов, использующая многоярусные эркеры, глубокие арочные ниши, ряды балконов, стилизованные классические и ренессансные формы и декоративные мотивы. Доходные дома ярко проявили творческую манеру зодчего, сформировали «эберговский» тип многоэтажного секционного доходного дома, доминирующего в городской застройке».

Там же отмечается: «Диапазон таланта мастера проявился и в облике трех небольших жилых домов, возводимых им одновременно с доходными домами. Это были: особняки П. И. Крамера «в стиле итальянского возрождения» и особняк Н. Е. Парамонова в «греческом стиле» на Пушкинской улице, особняк И. П. Хохладжева в «стиле Паллалио» на Казанской улице».

События двух русских революций 1917 года – Февральской и Октябрьской - семья Эбергов встретила достаточно спокойно в Ростове-на-Дону. Они проживали в небольшой квартире доходного дома по Никольской улице. События гражданской войны не заставили их покинуть город и, тем более, страну. «Я никогда не покинул бы свой родной Ростов-на-Дону, - писал Эберг в своих дневниках, - Тем более, из-за того, что здесь сменилась власть. Большевики – это выбор народа, и я его принял. Никогда бы я не записался и в ряды эмиграции, потому что моё место здесь – на Родине».

1920-е годы – это время революции не только в стране, но и в советской архитектуре. Формируются новые стилистические направления — символического романтизма, рационализма и конструктивизма. Неординарные способности Эберга позволили ему ярко проявить себя и на этом этапе творчества, он объединил все эти стили в своих работах, сделав эклектику своим фирменным знаком. Он остается и при советской власти в Ростове-на-Дону самым практикующим архитектором, наряду со своим сыном Львом Леонидовичем Эбергом.

Примерами эклектики Эберга можно назвать квартал «Трамвайщиков» на Пушкинской улице (1925-1928 гг.), жилой дом на углу улицы Суворова и Университетского переулка (1927 г.), Большой Садовой и Кировского проспекта (1927 г.), жилой дом по Ворошиловскому проспекту № 8 (1927-1928 гг.).

Впоследствии у Эберга сложился интересный тандем с другим ростовским архитектором – Михаилом Кондратьевым. Интересен в качестве примера их проект гигантского комплекса кооператива «Новый быт» на углу улицы Суворова и проспекта Соколова (1927-31 гг.). На одном из этапов строительства Дворца Труда в Ленгородке Кондратьев (будучи автором первоначального проекта) лично обращался в Комиссию по постройке Лендворца привлечь именно Эберга к контролю над ходом строительства и разрешением возникающих споров.

В начале 30-х гг. прошлого века началось возведение Драматического театра имени Максима Горького, и именно Эбергу и Кондратьеву было поручено вести надзор за строительством этого крупнейшего в стране театрального здания.

Когда в 1930-е годы в советской архитектуре произошел поворот к освоению классического наследия, Л. Ф. Эберг без труда возвращается к собственному неоклассическому опыту. Сочетание форм конструктивизма и возрождающейся классики характерно для недостроенного в довоенный период театра ГОМЭЦ (в последствие кинотеатр «Россия»), который Леонид Фёдорович проектировал вместе со своим сыном, а также для известного «Дома Актера», построенного в 30-е годы на улице М. Горького.

В послевоенные годы Эберг участвовал в реконструкции и реставрации разрушенного Ростова. Тогда город пострадал на 90%. В конце 40-х годов он ведёт восстановление монументальных строений возведённых в начале века: здания Городской Думы (в ней расположится после войны обком КПСС), Волжско-Камского банка (передано Дворцу Пионеров) и своего особняка (бывшего до революции во владении предпринимателя Николая Парамонова) на Пушкинской улице (передан библиотеке Ростовского госуниверситета).

С 1949 года его стилистика и интересы резко меняются, он воцерковляется и начинает больше времени проводить в храмах, помогать их реставрировать. В частности, им был создан проект восстановления разрушенной часовни на территории Старого базара (Центрального рынка), церквей в Нахичевани и станице Гниловской.

В 1954 году он выполнил проект иконостаса среднего предела Ростовского кафедрального собора, который был утвержден митрополитом Вениамином. Иконостас были исполнен в виде часовни и аналогичен существовавшему в храме Христа Спасителя. Это последнее творение мастера было воплощено и дополнено боковыми иконостасами и ныне является духовным эпицентром храма.

Эберг умер 24 октября 1954 года и был похоронен на Братском кладбище Ростова рядом с Вознесенской церковью.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий