Капитан Немо на кинофестивале

Колумнистика 18 сентября 2017, 11:17

Светлана Лукьянчикова

344

Когда меня пригласили поработать на BRIDGE OF ARTS 2017, кинофестиваль, который прошел в Ростове-на-Дону в конце августа, многие  знакомые завидовали – везет, все фильмы посмотришь, со всеми звездами пообщаешься.  Я была также наивна, и ждала этой недели кинопраздника как пустынный житель дождя.

Праздник обернулся работой, с раннего утра и до позднего вечера. Толпа аккредитованных журналистов гонялась за звездами, спикерами и ньюсмейкерами, а я сидела в штабе фестиваля и писала пресс-релизы, информационные справки, посты в соцсети и много чего другого. Выходила иногда подышать воздухом и сталкивалась с ним.

Капитан Немо

Он был явно гостем фестиваля, но он не был звездой. За ним не бегали журналисты, не осаждали фанатки, и он совсем не понимал ни русский, ни английский. Он спокойно наблюдал за всей нашей суетой, незаметно появлялся  за обедом и также незаметно исчезал. Такой капитан Немо.

Обидно, думала я. Такой красавчик (в этом сошлись все наши штабные дамы),  наверняка он у себя на родине звезда, а тут в нашем гостеприимном Ростове – такой игнор. Надо будет обязательно подойти к нему, хоть пару фраз дежурных пусть скажет на диктофон: мне не трудно, а человеку приятно.

И вот, наконец, в последний день фестиваля я решительно отмела все штабные задания и стала назначать время интервью с загадочным незнакомцем. Выяснила, что он – режиссер из Ирана Мостафа Тагизаде  и привез на Бридж оф артс свою ленту «Желтый». Фильм я посмотрела в отрывках, поняла, что картина, как говорят в России, «тяжелая», может и на слезы пробить.  О выборе лучшей жизни и о том, чем приходится жертвовать ради нее. Кто способен на эти жертвы, а кто – нет. А «красавчик-то серьезный» - открылось мне, и я с еще большим усердием принялась разыскивать Мостафу в недрах Дон Плазы.  Его переводчик назначил место и приблизительное время – потому как у Мостафы было назначено еще два интервью. О готовности режиссера мне пообещали сообщить.  Я терпеливо ждала. Но когда прошло уже полчаса после назначенного времени, отправилась на место встречи. Ожидала увидеть Мостафу в окружении своих коллег-журналистов, но… Создатель фильма «Желтый» был у себя в номере, видимо планы журналистов поменялись.

 - Тем лучше, - успокоила я переводчика Романа, – у нас будет больше времени на общение.

«Немо» сел напротив меня и беседа потекла.

«Он говорит»

 Мостафа совсем не из «киношной» семьи, и даже не из театральной. В искусство пошли два брата – Мостафа и его младший брат.  О кино оба мечтали с детства, но по-разному: младший хотел стать актером, а старший – режиссером. Оба пошли учиться в институт кино и телевидения. И уже, будучи студентом Мостафа начал снимать, это были ролики, короткометражки.

- Он говорит, что это все было на уровне хобби, кино это назвать было нельзя, - отвечает  мой собеседник через переводчика. 

Явно скромничает, ведь им были сделаны 22 ленты. Все свои работы молодой режиссер выкладывал в интернете. Дело в том, что в Иране существуют специальные отборочные системы, которые отслеживают все новинки. И если им попадается что-то, а их взгляд стоящее, с автором связываются и предлагают помощь, вплоть до поиска спонсоров.  Так случилось и с Мостафой, его творчество заметили  и стали помогать. К тому времени братья Тагизаде уже работали на телевидении.  И старший решился на полнометражную картину. Сценарий написал сам.

- История автобиографична? – спрашиваю я.

Мостафа услышал слово «автобиография» и даже не стал дожидаться перевода вопроса.

- Отчасти. Дело в том, что чувства моей героини мне очень близки. Я тоже считаю главной ценностью человеческой жизни – семью. И ради своей семьи готов пойти на любые жертвы. Я просто вложил в эту историю свои мысли. Отдал их героине. В иранском кино женщина – главный выразитель идеи. Заметьте,  даже кадр выстраивается так, что на первом плане – женщина. Иранские фильмы насыщены диалогами. И в этом плане они очень близки такому кино, какое делал ваш  режиссер Тарковский.

Тут уже я не стала дожидаться перевода, услышав имя Тарковского. И забросала Мостафу вопросами.

Оказывается, иранский молодой режиссер очень хорошо знает фильмы Тарковского и многому научился, просматривая его картины. Он любит и смотрит советские фильмы, хотя и признается, что очень избирателен в своих кинопристрастиях.

Ростовский зритель плакал

Далее Мостафа  начинает задавать вопросы мне. И главный – плакали ли ростовчане на просмотре «Желтого»?

Призналась, что его лента  вызвала очень горячий прием у российского зрителя, люди плакали. Мостафа заулыбался.

 - Я этот фильм возил в Китай, на фестиваль, и там тоже люди рыдали, а исполнительнице главной роли дали приз за лучшую женскую роль, - объясняет мой собеседник. – И я очень волновался, как примет фильм ростовский зритель.  Слезы – самая главная для меня реакция, значит те проблемы, которые я пытался отразить в «Желтом» близки всем, невзирая на национальности, вероисповедания и политические системы. После Бридж оф артс я поеду на фестиваль в Швецию. И буду там сидеть в зале, и смотреть на лица. После – Франция и Германия.

Мостафа признался, что одновременно с приглашением на Бридж оф артс он получил приглашение на другой фестиваль, и выбрал – Россию и Ростов. Он всегда метал поближе познакомиться с русской культурой, узнать русскую душу.

 - В Европу я всегда успею, а вот  приглашение в Россию – я не каждый день получаю, - говорит иранский режиссер. – И я не разочаровался ни в России, ни в Ростове, ни в ростовском зрителе. Ростовчане – очень эмоциональны, очень открыты и искренни. У вас очень колоритные люди. Каждый вечер я ходил по улицам вашего города и впитывал в себя его атмосферу. Добровольным моим гидом был переводчик Роман. Я влюбился в ваш исторический центр, его нужно обязательно сохранить, ни в коем случае не трогать его! У меня даже возникла идея создать совместный ирано-российский проект. Теперь ищу партнеров.

Речь победителя

Напомню, что это интервью состоялось в день закрытия фестиваля. Вечером фильм «Желтый» Мостафы Тагизаде взял сразу два приза – «За лучший  сценарий» и гран-при «Лучший фильм».  Во время разговора ни я, ни Мостафа еще не знали о таком триумфе. Поэтому мой последний вопрос режиссера несколько смутил и озадачил.

- Речь победителя? Нет, я не готовлю. Конечно, я надеюсь, что фильм не пройдет незамеченным, но на победу я не загадываю, - говорил за несколько часов до вручения победных статуэток Мостафа Тагизаде. – Придется быстро соображать.


Показать комментарии