Общество

Как я вступила в кавказское горное братство

Я – человек равнинный и, мягко говоря, не совсем спортивный. Поэтому, когда появилась возможность побывать в горах Северного Кавказа, отказываться не стала, но сильно сомневалась в успехе предприятия. Понимала, что покорителем Эльбруса я уже никогда не буду, но утвердительно отвечать на вопрос «Бывали ли вы в горах?» очень хотелось. Взяла теплую джинсовую курточку на случай вечернего похолодания и из ростовской тридцатипятиградусной жары отправилась на Кавказ. Вступать в «горное братство».

Через тернии

Первым испытанием на «горы» стал перевал Гумбаши, который мы проезжали по пути из Кисловодска в Архыз. Кругом все радовались: погода была солнечной, вдали даже виднелись белоснежные шапки Эльбруса, что, по словам экскурсовода, являлось хорошим знаком - Эльбрус был к нам милостив и показывал себя во всей красе. Однако мне было не до милостей кавказского горного аксакала, я мечтала о самой обычной таблетке от укачивания. Куда ты отправилась, неразумная женщина? - всплывал в моей голове вопрос. Какие горы? Сиди дома и листай чужие картинки в Инстаграме. Но стоило нам остановиться, как, неведомо откуда взявшиеся силы, бросили меня на поиск эффектных кадров.

Впереди был Архыз. От «интересной бледности» спас меня наш водитель Игорь и … кавказские коровы. Игорь, как опытный горный водитель, всю дорогу потчевал меня кисленькими карамельками. А коровы, постоянно преграждавшие нам серпантин высокогорной дорогу, своим фантастическим спокойствием и невозмутимостью вселили в меня уверенность: если эти неспортивные животины могут подниматься в горы, то чем я хуже их?

Оказалось, что у меня и у кавказских коров есть одно значительное отличие – они не боятся высоты. Хотя, может, и боятся, но никто еще не поднимал корову на вершину на канатке. А меня поднимали. В прозрачной раскачивающейся кабине. Подо мной проплывали вековые сосны, мелькали экотропы. Я старалась вниз не смотреть и думать о чем-нибудь хорошем. На фоне букв «АРХЫЗ» стремились запечатлеть себя все гости комплекса. Кроме меня, наверное. Почувствовав твердую почву под ногами, я доковыляла до лавочки, возле которой сидел огромный мохнатый пес, и мы с ним с мудрым спокойствием наблюдали за всей этой суетой. «Мама, мама, ну встаньте вы как-нибудь! – громогласно взывала девушка в двух метрах от нас. - Вот смотрите, Эдик как красиво стоит! И вы изобразите что-нибудь!». Мама изобразила какой-то невероятный прогиб в спине и была, наконец, увековечена. Мы с собакой переглянулись, пес вздохнул и ушел в тень.

Вечером в ресторане мы пробовали необычные местные салаты, ели незабываемые бараньи ребрышки, хрустели необыкновенно вкусным хлебом. Впереди у нас были Кабардино-Балкария и Эльбрус. Засыпала я с мучительной мыслью - стоит ли мне подниматься на канатке на эту вершину? Решив, что утро вечера мудренее, я заснула. А ночью пошел дождь.

Кавказ - это свобода

Кавказ по погодным условиям напоминает слоеный пирог. Внизу будет тепло, чуть выше – температуры пониже и будет накрапывать дождь, а ближе к вершинам – вероятность снега увеличивается в разы. Я как бы знала об этом, - джинсовая курточка лежала в сумке. Но про летний снег я не верила. Проживая в жарком Ростове-на-Дону, где градусники показывают выше 35, я утратила бдительность и о наличии в природе такого явления как снег забыла. На поляне Азау, откуда начиналось мое «восхождение» на Эльбрус я напоминала себе «немца под Москвой»: кроссовки с белыми понтово-укороченными носочками, белые бриджи, на которые я живо натянула спортивные, опять же укороченные, штаны, которые я беру для того, чтобы спать в поезде, джинсовая курточка и тонкий хлопчатобумажный платок. Тут же был куплен дождевик, который хоть как-то прикрывал от пронизывающего ветра и сильного дождя. В таком образе я бесстрашно пошла в кабину канатки - там хотя бы не дуло и пятеро попутчиков усиленно дышали, согревая пространство паром дыхания. Девушка-инструктор тактично прятала улыбку в замотанный шарф. Про боязнь высоты я забыла напрочь, да и бояться было глупо – из-за плотного тумана обзора не было. В горное братство я плыла, как в коконе.

На промежуточной станции мне предложили остаться, предупредили - на вершине идет снег. Но я упорно не верила в снег в августе. Наверное, это уже сказывалась эйфория, о которой предупреждали опытные экскурсоводы. И вот я на вершине. 3847 метров. +3,5 градуса. Снег. Наверное, от холода я не должна была чувствовать ни ног, ни рук, но я этого - не чувствовала! Я была в этом горном братстве явным чужеродным элементом, но я там была!

Меня отпаивали невероятно вкусным травяным чаем, я слушала разговоры о восхождениях, рассматривала ручной работы войлочное панно на стене и думала - как много я потеряла в своей жизни, почему я никогда не поднималась в горы? Почему всегда пропускала мимо ушей всем известную фразу, что «лучше гор могут быть только горы»? Почему, проживая в «Воротах Северного Кавказа» я никогда не выезжала сюда? Конечно, из-за тумана и снега Эльбрус вблизи я так и не увидела, но зато мироощущение горного братства я поняла. Да, я никогда уже не стану покорителем вершин, но теперь в моей жизни все это было: адреналин от «восхождения», ощущение риска от холода и дождя, некий флер альпинистской романтичности и просто… воздух вершин.

Кавказ, скажу я вам, сильно меняет жизнь: у меня теперь есть теплая шерстяная кофта, связанная руками трудолюбивых балкарских женщин, которую я купила тут же, спустившись с вершины, у меня теперь есть желание вернуться, чтобы все-таки увидеть Эльбрус вблизи, и у меня теперь есть убеждение, что не надо бояться своих авантюрных замыслов. Кавказ подарил мне главное - свободу в моих желаниях.

Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий