ФСБ ждет команды для арестов в министерстве по делам Северного Кавказа

Криминал 20 ноября 2018, 14:23
367
0

В министерстве по делам Северного Кавказа назревает коррупционный скандал, связанный с финансированием из российского бюджета строительства инфраструктуры в Южной Осетии. Уже подготовлены материалы для возбуждения уголовных дел в отношении крупных чиновников ведомства, правоохранители ждут лишь команды высшего руководства страны, пишет «Первое антикоррупционное СМИ» (ПАСМИ).

Свидетель или подозреваемый?

О непрозрачности схемы распределения и освоения российских миллиардов в Южной Осетии и возможных махинациях говорили давно, но теперь скандал может выйти на федеральный уровень. По данным источников ПАСМИ в администрации президента РФ и в Министерстве по делам Северного Кавказа в отношении сотрудников ведомства могут возбудить уголовные дела в связи с коррупцией при строительстве объектов социальной инфраструктуры в республике.

В частности, источники и в Цхинвале и в Москве говорят о том, что серьезная угроза уголовного преследования нависла над начальником международного департамента Министерства по делам Северного Кавказа Антоном Мельником. Его уход из министерства предрешен, остается лишь вопрос, ограничится ли дело только увольнением. Также пока не решено, сохранит ли свой пост глава ведомства Сергей Чеботарев.

Как пишет ПАСМИ со ссылкой на свои источники, материалы для возбуждения уголовных дел собраны, остается дождаться лишь политического решения: «оперативные дела полностью сформированы, имеются схема, данные телефонных переговоров, переписки в VIBER, электронная почта, копии первичных документов», а также акты приемки строительных работ и справки о стоимости этих работ.

Собирала материалы в республике со второй половины сентября до середины октября оперативная группа ФСБ под руководством сотрудников, курировавших аналогичные мероприятия в Дагестане весной и летом этого года. Источники сообщают о справке ФСБ, в которой говорится о коррупции в ведомстве по реализации проектов на южноосетинской республике. В документе, в частности, речь идет о том, что поставщиком строительных материалов и оборудования является «единственная ООО, получавшая огромные возмещения НДС из федерального бюджета».

Хитрые сметы

Коррупционные скандалы сопровождали восстановление Южной Осетии на протяжении всех десяти лет с тех пор, как Москва признала независимость Южной Осетии и Абхазии и начала оказывать республикам финансовую помощь. При этом Минкавказ является единственным отправителем финансовых средств в Сухум и Цхинвал.

Следует пояснить, что взаимодействие оформляется в рамках Инвестиционных программ содействия социально-экономическому развитию республик. Под программы резервируются средства в российском бюджете, а согласительные комиссии, состоящие из представителей профильных ведомств Москвы и Цхинвала, принимают решения о финансировании конкретных проектов. Это могут быть коммуникации, дорожные сети, строительство новой социальной инфраструктуры — больницы, спортивные площадки, ремонт школ и т.д.

По данным бывшего сотрудника прокуратуры Южной Осетии, фиксировалось особенно много махинаций с документальной базой и отчетностью при сдаче построенных объектов в эксплуатацию.

«Проектно-сметная документация составляется в ЮО, но должна проходить последующую государственную экспертизу в России, как того требуют действующие правила. Сейчас с этим больше порядка, но раньше лоббировали утверждение „южноосетинских“ версий проектно-сметных документов. Отсюда завышение расходов на все — материалы, оборудование, оплату труда, возникновение „левых фондов“ оплаты труда и многое другое», — пояснил источник ПАСМИ.

По его словам, в последние годы проводить эти махинации стало трудно, и как следствие стали регулярно затягиваться сроки подготовки смет, что затягивает и часто передвигает на следующие годы выполнение этапов программы. «Оказалось, что в республике писать прозрачные и грамотные сметы не умеют. Но видимо это было кому-то выгодно и в Минкавказа», — считает экс-сотрудник прокуратуры Южной Осетии.

Столь же распространенной практикой в республике называют некачественное строительство, воровство непосредственно во время реализации проектов.

«В нашем районе масса всего построено по Инвестпрограмме. Рынок, здание школы, детского сада, отремонтированы здания детского дома и дома культуры. Кроме того, проведен водопровод и реконструирован стадион. Но на ряде объектов уже после сдачи в эксплуатацию возникли проблемы. К примеру, в детском доме, после первого года эксплуатацию потекла крыша и были вскрыты другие недостатки при строительстве. В детском саду, выяснилось, что объект хотели сдать без водопровода и канализации. Его не принимали, пока это не доделали», — рассказывает общественная активистка из отдаленного Ленингорского района Южной Осетии Тамара Меаракишвили.

Здесь вам не Россия

До своей ликвидации российскую помощь Южной Осетии распределяло Минрегионразвития, министерство по делам Северного Кавказа — его преемник. Восстановление и строительство некоторых объектов начиналось при Минрегионразвития, но позже уже проделанные работы засчитывались специалистами из Минкавказа как вновь начатое строительство, на них снова выделялся бюджетный лимит.

Основной причиной злоупотреблений эксперты считают то, что действие правовой системы РФ не распространяется на Южную Осетию, а различия в нормативной базе, регулирующей строительную отрасль, создают ниши для коррупции.

В республике действуют старые, еще советские стандарты и нормативы в строительстве, и получается, что с точки зрения этих стандартов нарушений закона нет. Но с точки зрения российских нормативов все наоборот — так строить нельзя.

Кроме того, в Южной Осетии не действует российский закон о госзакупках, индустрия обслуживания контрактов работает непрозрачно, и очень вероятно, в интересах коррумпированных игроков.

Однако цхинвальские политики и эксперты отмечают, что с годами ситуация улучшается — строят лучше, воруют меньше.

«Несомненно сейчас программы работают эффективнее. В прошлые годы меня, вице-премьера по социальным вопросам, даже близко к Инвестпрограмме не подпускали. Но сейчас есть значимые объекты, которые важны для республики. Могу подтвердить значимость строительства театра, университета, детской больницы, хирургического комплекса, социального жилья. Не берусь судить о качестве — другая тема», — говорит Алла Джиоева, в 2011 году избранный президент Южной Осетии, позднее куратор социального блока в правительстве республики.

Громких скандалов вокруг процесса восстановления республики, в последние годы стало действительно меньше. Однако в этом году в Цхинвале стала широко известной история российского строителя из Дагестана Курбана Буганова, которому местный суд закрыл выезд из республики до тех пор, пока он не вернет долги в размере около полумиллиона рублей. Буганов в свою очередь публично озвучил размеры откатов за получение контрактов — 15% от суммы, и назвал имя и статус бенефициара, им оказался председатель комитета по дорожному строительству Южной Осетии Эдуард Гузиттаев.

Миллиарды для соседей

На реализацию текущей Инвестпрограммы для Южной Осетии, которая охватывает два года — 2018-й, и 2019-й, выделено суммарно более 4,5 млрд рублей. Предыдущая, правда трехлетняя по срокам, стоила российскому бюджету в два раза больше — более девяти миллиардов рублей.

Вице-премьер Виталий Мутко положительно охарактеризовал процесс выполнения Инвестпрограммы для республики в этом году. По его словам, все идет по плану, работы исполняются в срок.

В Абхазии, где действует аналогичная программа с другими параметрами финансирования, ситуация намного хуже. По итогам 9 месяцев этого года, из запланированных более чем 1 млрд 600 млн рублей получено  менее полумиллиона. Нет шансов реализовать в срок десятки строительных объектов, переходящий на следующий год остаток средств превысил четыре миллиарда рублей. Эти деньги внесены в бюджет республики 2019 года, но далеко не факт, что их удастся получить, неосвоенные остатки российская сторона может списать. Причина та же, что и в Южной Осетии: неспособность профильных ведомств абхазской стороны грамотно и в срок составлять проектно-сметную документацию. Последующая госэкспертиза документов в России возвращает на доработку каждый второй проект.


Показать комментарии

Читайте также: