Федор Добронравов: «Простое кино делать очень сложно»

Колумнистика 18 сентября 2017, 11:15

Светлана Лукьянчикова

505
0

За полчаса до встречи со зрителями, сват всей России, Федор Добронравов сидел в маленькой комнате, пил минералку и тихо отвечал на вопросы журналистов. Наконец-то я увидела его настоящим, не хитроватым балагуром, а интеллигентным глубоким человеком. Почему мы не видим такого Федора Добронравова на экранах кинотеатров?

Все говорили «Да!»

Разницу между киношным и настоящим Добронравовым почувствовали все присутствующие.

- Конечно, я отличаюсь от своих героев, - мягко улыбнулся Федор. - Было бы странно, если бы я и в жизни был таким же, как мой Ванька Будько. Очень люблю этого своего героя, но мы – разные. Ну, вот таким меня увидел режиссер, и хорошо, что мне хватило способностей и профессионализма воплотить этот образ. Я вообще сейчас не знаю, как меня видят режиссеры. К сожалению, я сейчас в таком возрасте актерском, что роли, которые я когда-то хотел сыграть – я их уже перерос, а которые хочу сыграть – до них еще недорос. В душе я себя ощущаю на 25-27лет, а здесь ( показывает на голову) – уже седая башка. Поэтому у меня сейчас внутреннее несоответствие внешнему. Не знаю как ко мне сейчас относятся режиссеры. Кто я для них? Я вырос из Ставрогина и Гамлета их я уже не сыграю. Значит, придут другие роли. Вот роль, которую мне довелось сыграть в «Жили-были» - другая. Мне кажется, что я вот такого героя еще не играл. Не было такой сдержанности и такой пружины внутренней. Мне нравятся такие люди.

Историю про этих стариков я принес Роману Мадянову. Я давно хотел сняться с ним в одном кино. Мы – соседи по даче, но в кадре никогда не встречались. Я прочел ему сценарий, и он сказал: «Да!». Сразу, без всяких «давай подумаем». Ирочка Розанова – тоже сразу сказала: «Да!». Все, кому я показывал этот сценарий – безоговорочно соглашались. Я доверился своей интуиции, значит, в этом сценарии что-то есть. И пошел в «Ростех», просить денег, и там тоже сразу сказали: «Да!».

Мы снимали фильм «Жили-были» в Карелии, в деревушке почти отрезанной от мира. Со страной жителей деревни связывает мосточек, который каждый год сносит водой, и каждый год, со времен Ивана Грозного, деревенские жители его восстанавливают. Люди открытие, богатые душою, удивительные!

Мы снимали картину с желанием повторить то советское кино, которое когда-то было: «Печки-Лавочки», «Доживем до понедельника», «Большая перемена». В той простоте и душевности, с которой тогда снимали. На таком кино я вырос, по такому кино, на мой взгляд, люди скучают.

Первой попыткой воссоздать такое кино стали «Сваты». Перед съемками фильма (а тогда мы планировали снять 2-х серийный фильм) мы собрались все в Москве и сценарист Андрей Ильков сказал: «Вот если бы у нас получилась картина, хотя бы чуть-чуть похожая на «Любовь и голуби» - я был бы просто счастлив!». Второй попыткой стал фильм «Жили-были». Получилось ли у нас – скажут зрители.

Сложности «простого» кино

На фестивале Федор Викторович предстал в своем новом статусе – продюсерском. Первым продутом его продюсерского центра стала картина, о которой мы уже заговорили - «Жили-были». Станет ли современный зритель ходить на такое «неосоветское» кино? Легко ли ему сочетать бизнес и искусство?

- Сейчас в кино ходит мало людей, и мы сами в этом виноваты, мы столько лет не уделяли этому внимания. Раньше кино – это было все. Я бы хотел, чтобы такое положение возродилось. Ведь очень мало на экранах российских фильмов, сплошным потоком – зарубежные ленты, причем не лучшего качества. А люди должны ломиться на наши фильмы! Выверты наши еще и в том, что показывают по ТВ. От боевиков, догонялок и скакалок люди уже устали.

Мне страшно быть продюсером такого кино, как «Жили-были». Во-первых, я в этом ничего не понимаю. У меня, к счастью, есть друзья, с которыми мы выросли вместе, вот они взяли на себя организационную часть всего, а я являюсь локомотивом. Когда соединяется искусство и бизнес очень сложно сохранить ту черту, где нужно остановить мысли о прибыли и вспомнить об искусстве, и наоборот Я боюсь окружить себя людьми, попасть на тех, которые просто хотят заработать на кино, поэтому у меня есть друзья, которые следят за обратной стороной медали кинопроизводства. Во-вторых, в наше время всякие ментовские сериалы продавать легче – там бегают, стреляют, и много чего еще накручено, а здесь – нет ничего. Здесь – шукшинские герои и шукшинские темы. Такое кино не может быть окупаемым. Нам повезло в том, что нам поверили и дали денег просто так, без возврата. Нам ничего не нужно отдавать.

Я хочу снимать в своем продюсерском центре именно такое кино. Я приверженец того, чтобы фильм воздействовал в первую очередь на душу зрителя: хочется плакать – он плачет, смешно – он смеется. Пусть это будет даже так называемое авторское кино. Но главное – чтобы этот фильм заставлял тебя что-то делать. Вот недавно была выставка картин Дали, после посещения которой, я вышел с ощущением – надо садиться читать! Я вижу, что там что-то значительное, но мой мозг не готов воспринимать это. Но я буду разбираться! Вот если такое авторское кино – то да, а если снято просто ради самовыражения автора – то нет. Я иногда смотрю фильмы наших молодых режиссеров и удивляюсь – что у них в голове? Почему так: грязь, кровь… Где свет? Ведь древние говорили: «даже стоя по пояс в дерьме, мы все равно смотрим на звезды». Мне неприятно смотреть ужастики, а вот фильмы, которые волнуют, – это мое. Называете их «простыми»? Называйте. Очень сложно снять простое кино.

Смотрю «Аватар» как подорванный

Какие фильмы смотрит сам Федор Добронравов? Что может удивить его в современном кинематографе? О чем мечтает, как продюсер?

- Когда мне не хватает кислорода – я смотрю фильмы Тарковского, когда другое настроение – смотрю наши советские сказки. Очень хочу снять сказку, такую как снимал Роу. Но это очень дорого. За что - спасибо Голливуду, он поставил такую планку, снимая фантастику, такой высокий уровень человеческой фантазии… Я пересматриваю «Аватар» как подорванный. В нем есть смысл, красота, бурная фантазия человека! Я жду не дождусь, когда выйдет продолжение, ведь режиссер спускался в Марианскую впадину, что он там подсмотрел, чем он удивит?

Я очень люблю талантливых людей, они меня в современном кино и удивляют. И мне везет на них. И на BRIDGE of ARTS приехал с тайной надеждой подпитаться чем-то новым, неординарным. Мы многих просто не знаем, они сидят у себя в регионах и им очень трудно пробиться. Я, как земляк BRIDGE of ARTS, стараюсь привлекать к нему внимание различных кинодеятелей. А еще земляков своих буду подтягивать в свои картины. Я с Владом Ветровым хочу снять фильм, Павла Деревянко звать. У нас на Дону очень много таких талантливых артистов, у нас край богатый на таланты! В тоже время я очень критичен, я не очень хорошо отношусь к непрофессионалам, особенно к актерам. Вот мне бог дал неплохой голос, но я никогда не стану певцом. Ведь есть люди, которые поют лучше меня в триста раз, зачем я буду лезть? Герои мои поют, а я сам – нет. Пою только на 9 Мая – это дань тому поколению, которое победило. Но это – так, к слову.

Мне бы хотелось снимать в своем продюсерском центре такие картины, которые, как бы поднимали ремесла, людей, которые занимаются обычным трудом. Как, к примеру, фильм «Девчата», фильмы, где снимался Рыбников. Ремесла уходят, а с ними и люди. Роботов много на производстве, а мастерства человеческого – нет. У меня мама - рабочая, папа - рабочий, я сам ПТУ закончил. Я знаю этих людей, знаю их мир.

Ну и, наверное, комедии. Я люблю шутки и сам люблю шутить. Юмор – это единственное за что можно держаться в нашей жизни.


Показать комментарии

Читайте также: