Экономика

Для Калмыкии рис - это жизнь

«Россия, по большому счету, и не заметит отсутствие калмыцкого риса, но для засушливой части северо-восточной Калмыкии это будет окончание жизни», - именно эту мысль пытается донести до высших уровней власти калмыцкий рисовод  Владимир Цыбулин. И нужно-то ему  не так уж много – ему нужна вода.

Полвека с рисом

Рисовые оросительные системы Калмыкии расположены в северной зоне российского промышленного рисосеяния. Площадь риса в настоящее время в регионе не превышает 5 тыс. га. Самые высокие показатели по площадям (8,1-8,3 тыс.га) и валовым сборам (26,3-28,7 тыс.т) были достигнуты в 1985-1990 гг., когда соблюдались научно-обоснованные технологии возделывания риса и обеспечивалось повышение плодородия почв.

 - Действительно, 50 лет назад в наш район Калмыкии начали прорывать каналы, выстраивать оросительную систему в Сарпинской низменности. Территория эта находится южнее Волгограда и отличается очень ровной поверхностью, что очень удобно для создания рисовой системы. И вот уже полвека мы выращиваем  рис, - рассказывает Владимир Васильевич Цыбулин, руководитель ОАО «50 лет Октября».  - Всякое бывало: в конце 90-х годов вообще стоял вопрос «Быть здесь рису или не быть?», в 2000-ных - наоборот, даже появилась региональная программа «Рис Калмыкии», в связи с чем были полностью восстановлены позиции, которые имело рисосеяние в 80-е годы. Мы находимся практически в полупустыне, у нас тут мало что растет (не хватает влагообеспеченности). Поэтому главной проблемой рисоводства в Калмыкии была, и остается все время, очень дорогая подача воды с реки Волги. Там высокий подъем идет и поэтому – большие энергозатраты. Естественно, без государственной поддержки (региональной или  федеральной) рисоводы по рыночной цене эту воду купить не смогут.  Эта поддержка осуществляется по сей день, большую часть оплачивает государство (в основном федеральный бюджет), меньшую часть вносим мы, хозяйственники. И как бы ни было трудно, отказаться от  рисосеяния мы не можем. Рис нам крайне необходим: для севооборотов, для мелиорации, для промывки почвы. Благодаря рисовому севообороту  мы можем выращивать другие культуры: зерновые (предшественники риса), кормовые, даже рисовая солома используется. Сохраняя рисовые системы в северо-восточной части Калмыкии, мы облегчаем выращивание в республике КРС, овец и так далее.

Марка «калмыцкий рис»

Съедая порцию рисовой каши, часто ли мы задумываемся из какого риса она сварена – из калмыцкого, краснодарского, дагестанского или импортного? Да и вообще, часто ли на нашем столе появляется рис?  По данным министерства сельского хозяйства Российской Федерации, объем ввоза риса в Россию значительно превышают показатели экспорта. В 2009-2014 годах объем импорта риса был в 2,8 раза выше экспортных поставок. Основной объем поставок приходится на длинно-зерный рис - 84%. По прогнозу Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), в долгосрочной перспективе спрос на рисовую крупу будет только расти. Ежегодная потребность страны в рисовой крупе, в количестве 700-750 тысяч тонн, требует увеличения в ближайшее время посевной площади под этой культурой до 210 тысяч гектаров, а в будущем - до 300 тысяч гектаров. Исходя из фактов и прогнозов, потеря любой территории, на которой может производится рис для России нежелательна. Внутренний рынок риса должен развиваться, радуя отечественного потребителя не только приемлемыми ценами, но и вкусовым разнообразием.

 - Можете мне, как патриоту Калмыкии и руководителю рисового хозяйства уже более 15 лет, не поверить, но по вкусовым качествам наш калмыцкий рис – самый вкусный, - продолжает Владимир Цыбулин. - Приведу подтверждающий факт. Для  славян в пищевых приоритетах всегда были картофель, хлеб, мясо, а вот для азиатов главный продукт - рис. Так вот у нас есть клиент из Хабаровска – кореянка, она закупает только наш рис и везет его в Хабаровск.  Или еще один пример. Основная часть нашей продукции идет в Волгоград, в Астрахань, в Ростовскую область, там проходит переработку (у нас нет крупного предприятия, которое могло бы переработать весь объем выращенного в Калмыкии риса) и поступает на прилавки магазинов. И нередко наш калмыцкий рис продают как  «краснодарский», потому что «калмыцкий рис» мало кто знает, а вот «краснодарский» - это уже бренд, он считается самым качественным и его можно подороже продать. Напомню, что калмыцкий рис – самый северный рис не только в России, но и в мире. По сравнению с Краснодаром или Ростовской областью, где тоже выращивается рис, у нас более холодные май и сентябрь, поэтому у нас свои особенности выращивания этой культуры (мы раньше его убираем, он у нас меньше болеет из-за сухости климата), свои сорта. По климатическим условиям нам подходят сорта зерноградской селекции «Боярин», «Кубояр», «Контакт», «Южанин». Был у нас опыт использования импортных сортов, въетнамцы приезжали и высаживали на опытных делянках свой рис. Но, их сорта не выдержали конкуренции с нашими, условия для иностранцев оказались не благоприятными (другая влажность, другой климат, другая температура воды).

К сожалению, за последние десятилетия площади посевов, валовые сборы и урожайность риса в Калмыкии значительно снизились. Причиной явилось не только сокращение финансирования, но и несовершенная кредитная политика, диспаритет цен между производимой сельскохозяйственной продукцией и затратами на агротехнические приемы возделывания риса.

Нужна четкая политика

Еще одним сдерживающим фактором развития рисовой отрасли в Калмыкии является наблюдающиеся в последние годы систематические перебои подачи оросительной воды, связанные с отсутствием финансовых средств на оплату электроэнергии и забор воды машинным способом из Волги.

 - Больше всего, нас, рисоводов, тревожит то, что ежегодно в нашем сельском хозяйстве меняются правила игры. Нет каких-то четких программ по нашему направлению. В конце концов государство должно определиться – нужно ли нашему сельскому хозяйству рисоводство в частности в Калмыкии? Если да – то, оказывать поддержку, обращать внимание на наши нужды и проблемы, говорит Владимир Цыбулин. – Нас уже несколько лет  «лихорадит». Мы столько писали писем и в аграрный комитет Госдумы РФ, и  я, лично, как руководитель хозяйства, ходил по кабинетам министерства – но, воз и ныне там. Север Калмыкии 50 лет живет на каналах, люди привыкли к такой системе жизнеобеспечения. У нас даже питьевая вода идет с этих каналов. Если все это убрать – что произойдет? Экономическая система региона разрушится: людям негде будет работать, невозможно будет жить. Люди просто уйдут из этих мест. Из-за неясной политики правительства по этому вопросу мы не можем выстраивать отношения с инвесторами (а уже есть проекты по переработке урожая): как мы к ним подойдем со своими предложениями, если неизвестно – будет ли вода или не будет, то ли на 1000 га риса, то ли на 5000 га? Риса в Калмыкии без орошения – не будет, а значит, не будет и скота, который нужно кормить, не будет людей, которым нужно чем-то заниматься, чтобы поддерживать свой уровень благосостояния.  Государство должно ответит на вопрос – для чего ему нужен  калмыцкий рис? Краснодарский край производит почти миллион тон риса, а Калмыкия – чуть больше 10 тысяч. Россия, по большому счету и не заметит отсутствие калмыцкого риса, но для засушливой части северо-восточной Калмыкии это будет окончание жизни. Знаете, есть такое понятие как «градообразующий фактор», вот для нашего района рис – это регионообразующий фактор. Это фундамент нашей экономики. Тем более, что 100% акций нашего предприятия принадлежат республике, мы – государственное предприятие. К нашему счастью, внимание к рисоводам стало возрастать. Вот буквально на прошлой неделе было совещание в Минсельхозе по  рисосеянию в Краснодарском крае, через дня два – совещание в департаменте мелиорации Минсельхоза по подаче воды в отрасль по выращиванию риса. То есть какие-то разговоры все-таки ведутся. Может, Александр Ткачев сможет что-то сдвинуть, все-таки он знает рисоводство не понаслышке. В этом году мы посеяли 3200 га риса, пять лет назад сеяли 5500 га, в лучшие годы – 8500 га. Хотелось бы вернуться на наши 5000 га.

Первые посевы риса в Российской империи были проведены по велению императора Петра I, после Персидского похода. Причем начали возделывать его под названием сарацинское (или сорочинское) зерно в ботаническом саду близ г. Астрахани, а с середины ХVIII в. – на Кубани в плавнях Аушеда, где этим занимались казаки, возвращавшиеся с военной службы из Персии и привозившие этот злак с собой. До 1917 года корейцы занесли на Дальний Восток японские сорта риса. Из Приморья эти сорта были вывезены в 20-е годы прошлого столетия на Кубань и Дон. В этот же период первые посевы риса были проведены в Дагестане и Чечено-Ингушетии. В 30-гг. прошлого века экспериментальные посевы сортов риса, интродуцированных из Приморья, появились в Поволжье и Калмыкии.

Комментарий депутата ГД ФС РФ, член комитета ГД по аграрным вопросам Батора Адучиева:

Выращивание риса в нашей северной стране – это большое достижение российского сельского хозяйства, но проблема водоснабжения сельского хозяйства и населения приобретает высший приоритет для Калмыкии. Республика остается самым маловодным и засушливым регионом Российской Федерации. Значительная часть ее территории находится в зоне полупустыни и единственной в Европе пустыни, которая имеет тенденцию к расширению.

От острого недостатка воды страдают не только рисоводы, но и все растениеводство и животноводство, как отрасли сельского хозяйства нашей республики.

Проблему нехватки водоснабжения Калмыкии я понимал еще в бытность руководителем сельскохозяйственного предприятия, депутатом Народного Хурала (Парламента) Республики Калмыкия. В настоящее время, в статусе депутата Государственной Думы и члена комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, буду поднимать данный вопрос для обсуждения в стенах Государственной Думы, Министерства сельского хозяйства Российской Федерации и других профильных организациях. Калмыкия не должна стать пустыней.

 

Об авторе

Администрация сайта Южная Служба Новостей
Подпишитесь на нашу рассылку
и будьте в курсе

0 комментариев

Написать комментарий