Что делают иностранные НКО в Южной Осетии?

Закавказье 13 декабря 2017, 14:45
527
0

После прихода к власти в Грузии коалиции «Грузинская мечта», официальный Тбилиси перешел к новому сценарию «урегулирования конфликтов» с Южной Осетии и Абхазией. Поняв, что вооруженным путем проблему не решить, Грузия сделала ставку на восстановление экономических, социальных и культурных связей, налаживание прямых контактов между различными категориями граждан из РЮО и Грузии.

Одним из наиболее перспективных направлений, по мнению целого ряда грузинских политиков, является восстановление торгово-экономических отношений.

Однако, реализация данного проекта, как считают эксперты британской НКО «International Alert» наталкивается на целый ряд субъективных и объективных трудностей, таких как «нежелание части населения РЮО и Грузии вступать в контакты с врагом», «неготовность сторон идти на взаимные уступки в вопросе политического статуса Южной Осетии» и «отсутствие необходимой нормативно-правовой базы».

Для разработки рекомендаций по снятию имеющихся противоречий сотрудником «International Alert» Натальей Миримановой еще в апреле 2015 года было проведено комплексное исследование «Регулирование торговли через спорные границы на примере Китая/Тайваня, Сербии/Косово и Кипра», посвященное анализу взаимоотношений в экономической сфере, сложившихся в настоящее время между такими парами признанных-непризнанных государств как Китайская Народная Республика и Китайская Республика (Тайвань), Сербия и Косово, Республика Кипр и Турецкая Республика Северного Кипра.

В настоящее время Китай и Тайвань, как известно, находятся в состоянии «гражданской войны», однако потребность в экономическом сотрудничестве заставила Пекин и Тайбэй пойти на определенные контакты в обход официальной политики взаимного непризнания.

Тайвань и Китай учредили особые структуры с четко прописанными мандатами и полномочиями. На Тайване, чтобы избежать необходимости вести переговоры с Китаем на официальном уровне, был создан «Совет по делам континентального Китая» для контроля над всеми вопросами, относящимися к взаимодействию с КНР. После этого Совет создал неправительственную структуру – «Фонд обменов через Тайваньский пролив», на которую была возложена организация взаимодействия с населением противоположного берега Тайваньского пролива.

В свою очередь в Китае было создано НПО «Ассоциация по развитию связей между берегами Тайваньского пролива» с аналогичными полномочиями, целями и задачами. После этого две неправительственные структуры разработали и подписали «Рамочное соглашение», предусматривающее взаимные права и обязательства в сфере торговли, обладает собственной обязательной юридической силой на основе внутренних разрешительных актов Китая и Тайваня. Целями соглашения являются усиление и развитие экономического, торгового и инвестиционного сотрудничества между двумя сторонами, создание благоприятных условий для либерализации торговли товарами и услугами, постепенная выработка справедливых и прозрачных механизмов, стимулирующих инвестиции и их защиту. «Рамочное соглашение» определяет меры, направленные на развитие сотрудничества между берегами Тайваньского пролива.

На Кипре две торговые палаты, также являющиеся по своему статусу неправительственными организациями, получили право выдавать сертификаты, удостоверяющие страну происхождения продукции, и отслеживать выполнение компаниями правил торговли, сформулированных в положении «О зеленой линии».

Указанное положение по своей сути, представляет собой свод правил торговли ЕС, который устанавливает порядок ввоза товаров с территорий, где приостановлено действие acquis communautaire (зона за пределами ЕС, турко-кипрская община), в страну – член ЕС (Республика Кипр).

Примечательно, что обе торговые палаты выступили в поддержку принятия обеими сторонами идентичных нормативных положений обеспечивающих возможность пересечения т.н. «зеленой линии» людьми, товарами и услугами.

В случае с Сербией и Косово, ЕС сначала способствовал подписанию странами бывшей Югославии, включая Косово (в то время находившегося под контролем Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово (МООНК), а затем в 2007 году, вступления их в Центрально-европейскую ассоциацию свободной торговли (ЦЕФТА).

Следующим шагом стало вступление Сербии и Косово во Всемирную торговую организацию (ВТО). Причем нежелание Белграда подписывать двусторонний договор с Приштиной, было преодолено подписанием аналогичного документа с МООНК, выполнявшей функции исполнительной власти.

По мнению Натальи Миримановой разработка какой-либо нормативно-правовой базы, способной обеспечить восстановление экономических контактов между РЮО и Грузией, должно опираться на ряд параметров и условий, которые в случае с КНР, Тайванем, Сербией, Косова и Кипром обеспечили появление компромиссной модели.

Среди них, по мнению британского исследователя, наиболее важными являются:

  •  экономическая целесообразность (стимулирует стороны на поиск нестандартных решений по упрощению легальной торговли)
  •  институциализация правил торговли (создание негосударственных институтов, регламентирующих способы ведения торговой деятельности и не затрагивающие вопросы политического статуса сторон)
  •  упор на частный сектор, мелких и средних предпринимателей, как лиц заинтересованных в развитии торговли, способных активно лоббировать и отстаивать свои интересы перед лицом государства.

Несомненно, эти рекомендации не останутся без внимания и будут приняты на вооружение грузинскими и международными структурами, вовлеченными в процесс постконфликтного урегулирования и «восстановления отношений» между Южной Осетией и Грузией.

При этом основной упор, согласно рекомендациям «International Alert» будет делаться на представителей югоосетинского малого и среднего бизнеса, т.к. именно они, по мысли западных мозговых трестов, должны стать той силой, которая сможет добиться политического решения для создания механизмов налаживания торговых связей с Грузией. Без участия не останутся и югоосетинские активисты НПО-движения, представители т.н. «гражданского общества», которые всячески будут задействованы в данном процессе. Особое внимание нужно обратить и на «Торгово-промышленную палату», как структуру способную самостоятельно действовать во внешнеэкономической сфере.

Однако Наталья Мириманова не учитывает сложившиеся в югоосетинском обществе реалии. Так, одной из главных причин поражения в марте 2017 года Леонида Тибилова, по данным социальных исследований, стали слухи о причастности некоторых членов его команды к незаконной торговле с Грузией. Это сыграло на то, чтобы экс-президент вчистую проиграл выборы уже в первом туре.

Данный факт доказывает, что проблема нормализации югоосетино-грузинских отношений находится не в экономической сфере.

Южная Осетия реализует свой собственный успешный юнионистский политический проект, основными моментами которого являются безальтернативный выбор России в качестве единственного политического союзника, равноправные российско-осетинские отношения, идея воссоединения разделенного осетинского народа в составе России, решение в союзе с Россией задачи модернизационного развития всей Осетии и региона Большого Кавказа в целом, а также безальтернативное восприятие Грузии как главного политического оппонента и противника.

Такой стратегически расклад заранее обнуляет все попытки Грузии игнорировать свое военно-политическое поражение в войне с Южной Осетией и ставит под сомнение возможность и перспективность какого-либо диалога с грузинской стороной вообще.


Независимый онлайн-проект для публикации жалоб граждан Показать комментарии

Читайте также: