Этническая обособленность: Сколько еще государств появится в ЕС

Как подсчитали эксперты, в XXI веке в Старом Свете теоретически могут возникнуть более 10 новых государств

Колумнистика 08 ноября 2017, 12:41
883
0

Сепаратизм в Европе – это феномен Нового времени, результат процесса регионализации, борьбы за национальный суверенитет и закрепления наций. Почва для появления очагов сепаратизма начала подготавливаться с тех пор как национальные государства обрели суверенитет, а все территориальные решения в Европе закреплялись появлением новых стран. Абсолютная монархия ослабилась, пошел процесс демократизации общества и становления президентско-парламентских систем.

Накануне Первой мировой в мире насчитывалось 59 государств, к середине двадцатого века их количество увеличилось до 89, а к 1995 году – до 192.

Как подсчитали эксперты, в XXI веке в Старом Свете теоретически могут возникнуть более 10 новых государств.

О сепаратизме в Европе 21 века вновь заговорили перед каталонским референдумом о независимости. Автономная провинция на северо-востоке Испании, которая имеет свой национальный язык и самобытную культуру, резко противопоставляет себя остальным регионам страны. В 2005 году каталонцы даже стали отдельной нацией, которую признало центральное правительство в Мадриде. Но в регионе все также существуют партии и организации (в основном левого толка), которые выступают за выход провинции из состава Испании.

Каталония все же объявила независимость. Это судьбоносное решение было принято после референдума. 27 октября 2017 года Каталония начала снимать испанские флаги, тогда как Испанское правительство на экстренном совещании отобрало у региона автономию. Ситуация развивается стремительно, но пока неясно, что будет дальше. Главные опасения по поводу референдума в Каталонии связаны с тем, что европейцы опасаются «цепной реакции», ведь во многих странах Старого Света есть потенциально «взрывоопасные» регионы.

В Испании проживает около 2 миллионов басков, населяющих три провинции региона, называемого Страной Басков. Она обладает наиболее широкими правами по сравнению с другими испанскими регионами, уровень жизни населения в регионе выше, чем в среднем по Испании, баскский язык имеет права государственного. Однако сторонники отделения от Испании (с дальнейшим присоединением части Франции, населенной басками) требуют еще большего. Причиной роста сепаратизма была политика Франсиско Франко: баскам тогда запрещали издавать книги, газеты, вести преподавание на эускера (баскский язык), давать детям баскские имена, вывешивать национальный флаг. Созданная в 1959 году организация ЭТА («Эускади та аскатасуна»   «Страна басков и свобода») изначально ставила целью борьбу с франкизмом. Франко уже давно нет в живых, Страна Басков получила статус автономии, но это не останавливает баскских террористов. В борьбе за «независимость» погибли более 900 человек.

«Головную боль» Мадриду доставляет и Каталония, автономная провинция на северо востоке Испании, имеющая свой национальный язык и самобытную культуру. Каталонцы всегда подчеркивали свою отличность от жителей остальных регионов Испании. Провинция пользуется широкой автономией в составе испанского государства - конституционной монархии. Отношения с центральным правительством в Мадриде регулируются отдельной хартией. В 2005 году в новой редакции Хартии было записано, что каталонцы составляют отдельную нацию. Однако в регионе существуют десятки партий и общественных организаций, в основном левого толка, выступающие за выход из состава Испании. Их цель - референдум о независимости, который они обещают провести до 2014 года.

В июле 2007 года новый автономный статус был принят и другой провинцией Испании - Валенсией.

Франция имеет многолетний опыт противостояния сепаратизму и экстремизму на своей территории и, прежде всего, на средиземноморском острове Корсика. Националистические группировки Корсики заявили о себе в середине 1970 х годов в ходе столкновений с подразделениями французской армии. Самыми крупными и влиятельными среди этих группировок считаются "Националистическое объединение" и "Движение за самоопределение", каждое из которых имеет боевые группы. Статус острова за минувшие 25 лет расширяли дважды: в 1982 м и 1990 м годах, предоставляя все большие полномочия местным властям в вопросах экономики, сельского хозяйства, энергетики, транспорта, образования и культуры. Несколько лет назад французский парламент признал существование корсиканского народа. Правда, затем это решение отменили   как противоречащее конституции Французской Республики.

А в северо-западной французской провинции Бретань с начала 1970 х годов действует Бретонская революционная армия. Потомки кельтов, некогда переселившихся с Британских островов, ощущают себя не вполне французами или же французами "особого рода". В переписях многие называют себя бретонцами, хотя родным языком указывают французский. Бретонская революционная армия принадлежит к экстремистскому крылу националистического движения Emgann, которое борется против "французских угнетателей".

В Италии сепаратистские настроения сильны в северных промышленно развитых районах. Влиятельная «Лига Севера» пока отказалась от требования отделения и настаивает на преобразовании Италии в федерацию. Слышны голоса и сторонников воссоединения с Австрией районов Южного Тироля, отошедших к Италии после первой мировой войны.

Бельгия вполне может разделиться на северную фламандскую (жители которой говорят по голландски и тяготеют к Нидерландам) и южную валлонскую (франкоязычную) части. Глубинные истоки противостояния между двумя лингвистическими сообществами Бельгии - франкоязычной Валлонией и фламандскоговорящей Фландрией – следует искать в первых страницах истории независимой Бельгии, когда под давлением обстоятельств валлоны и фламандцы объединились в унию против Нидерландов. Однажды объединившись во имя свободы, они без малого два столетия пытаются размежеваться. В стране все чаще звучат призывы к разделу: экономически более развитая Фландрия не хочет «кормить» Валлонию. По опросам, более 60% жителей Фландрии и более 40% валлонов не исключают распада Бельгии.

В Великобритании центр сепаратистских настроений переместился из Ольстера в Шотландию. На последних парламентских выборах в Шотландии победили сторонники образования нового независимого государства из Шотландской национальной партии. Глава шотландского правительства Алекс Сэлмонд заявил, что Шотландия сможет стать независимой в течение десятилетия. Впрочем, пока лишь 23% шотландцев поддерживают идею независимости своей страны (год назад таких было 30%). Тем не менее, еще не став премьер-министром, тогдашний министр финансов Гордон Браун выступил на страницах прессы с предупреждением: Великобритании грозит «балканизация» в случае дальнейшего ослабления союза между Англией и Шотландией, заключенного 300 лет назад.

Входящие в состав Дании Фарерские острова – полуавтономная территория, живущая на субсидии правительства в размере почти 170 млн. долларов в год. Это сдерживает сепаратистов, хотя пять лет назад они пытались провести референдум о независимости.

Сепаратисты есть и в тихой Швейцарии. Фронт освобождения Юры более 30 лет требует независимости кантона Юра от Конфедерации. В свое время населенная франкоязычными католиками Юра была передана кантону Берн, где большинство составляют немецкоговорящие протестанты. Лидеры Фронта признают, что шансы на победу минимальны.

«Ассоциация мадьяров Воеводины» – удаленного лишь на 35 км от Белграда сербского автономного края, представители которой управляют почти 70% территории региона, требует для Воеводины республиканского статуса, затем референдума о выходе из состава Сербии и конфедерации с Венгрией. В конце марта 2007 года Ассоциация обратилась в Европейский Союз в просьбой прислать миссию для «изучения ситуации». Доля венгров в населении Воеводины ныне превышает 40%.

Схожий сценарий развивается и в румынской Трансильвании (в 1940–1945 годах принадлежала Венгрии, в 1919–1939 годах – Румынии, до этого – Австро Венгрии), где доля венгров в общем числе жителей уже превышает 45%. Созданный еще во времена Чаушеску «Союз за возрождение Венгерской Трансильвании» уже провел референдумы о территориальной автономии, прошедшие, например, в конце марта 2007 года в трех трансильванских уездах. Тамошние венгры высказались за максимальную автономию от Бухареста и за самостоятельные взаимоотношения региона с Будапештом.

Антиколониальные" вылазки стали более частыми на итальянской Сардинии, а также в австрийских провинциях Штирии и особенно Каринтии, где живут главным образом хорваты и словены. Активнее стали требовать автономии южноалбанские греки, жители португальских Азорских островов.

ЕС не уделяет большого внимания внутренним проблемам европейских государств. Не ставит акценты на происходящих событиях и старается умолчать. Но Абхазия, Южная Осетия, Крым и Донбасс – ЕС волнуют очень сильно. Складывается такое впечатление, что эти территории находятся в центре Европы. Жители Закавказья, Крыма и Донбасса провели законный референдум и выразили собственное мнение о дальнейшей судьбе земли, где они проживают.

Может ЕС необходимо задуматься о территориальной целостности и остановить внутренние революционные движения? Прекратить вести политику «двойных стандартов» и не мешать становлению новых республик и государств вне ЕС? 

 


Показать комментарии

Читайте также: